logo
Ю-Софт. Всегда с Вами

РАБОТАЕМ С 1993 ГОДА

Горячая линия

(495) 956-08-80

Актуальные услуги

Все новости

Ваша тема

Ю-Софт зарегистрирован на Портале Поставщиков
Успешный поставщик 2017

Ответственность за нарушение обязательств

23 мая 2016 | Распечатать
Верховный Суд о единстве практики применения судами положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств

В марте 2016 г. вышло новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», пункт 20 указанного Постановления Пленума ВС РФ гласит, что сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

В результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом. Например, ему могут быть возмещены расходы, понесенные в связи с ведением переговоров, расходы по приготовлению к заключению договора, а также убытки, понесенные в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом (ст. 15, п. 2 ст. 393, п. 3 ст. 434.1, абз. 1 п. 1 ст. 1064 ГК РФ).

Указанное Постановление было принято в целях обеспечения единства практики применения судами положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств.

Для того чтобы понять и верно применить разъяснения, данные Верховным Судом РФ, необходимо изначально не забывать о тех общих нормах, которые положены в гражданское законодательство РФ об исполнении обязательств.

Как гласит пункт 1 ст. 393 ГК РФ, должник, нарушивший (не исполнивший или исполнивший ненадлежащим образом) обязательство, обязан возместить кредитору причиненные этим убытки.

При этом следует помнить, что возмещение убытков является универсальной мерой гражданско-правовой ответственности, по общему правилу указанная мера применяется в случае любого нарушения, за которое лицо должно нести ответственность, в том числе за нарушение гражданско-правовых договоров, а также в процессе подготовки заключения гражданско-правовых договоров – во время ведения переговоров по ним.

При этом ответственность наступает независимо от того, оговорено это непосредственно самим договором или нет. Такой же вывод можно сделать исходя из норм статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая гласит, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п. 1 ст. 15 ГК РФ).

Пункт 2 ст. 15 ГК РФ гласит, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Лицо, требующее возмещение убытков, должно доказать их размер.

Не следует упускать из виду и возможность возмещения упущенной выгоды, что, на наш взгляд, также следует из текста Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7.

При определении упущенной выгоды должны учитываться предпринятые кредитором меры и сделанные с этой целью приготовления (п. 4 ст. 393 ГК РФ).

Упущенная выгода может быть взыскана при условии, что она действительно была бы получена, если бы этому не воспрепятствовало нарушение обязательств, в том числе и при ведении переговоров по заключению договора.

Порядок ведения переговоров регламентирован ст. 434.1 ГК РФ.

Так, пункт 2 ст. 434.1 ГК РФ регламентирует, что при вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, в частности, не допускать вступление в переговоры о заключении договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной.

При этом нормой указанной статьи установлен перечень недобросовестных действий, которые могут иметь место при ведении переговоров. К таким действиям могут быть отнесены:
1) предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны;
2) внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом (п. 3 ст. 434.1).

Пункт 8 ст. 434.1 ГК РФ допускает применение к отношениям, возникшим, в том числе, при ведении переговоров, правил главы 59 ГК РФ об обязательствах вследствие причинения вреда.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

Исходя из всего вышесказанного можно сделать вывод о тех рекомендациях, которые дал Верховный Суд РФ в п. 20 Постановления Пленума № 7 от 24.03.2016: если во время ведения переговоров по заключению гражданско-правового договора права одной из сторон будут нарушены недобросовестным поведением второй стороны, в том числе и прерывание переговоров, то сторона, нарушившая эти права, обязана возместить второй стороне убытки.

Причем потерпевшая сторона вправе претендовать на возмещение расходов, понесенных в связи с ведением переговоров, расходов на приготовление к заключению договора, а также убытков, понесенных в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

О.В. Шибаева,
заместитель руководителя консультационно-
правового отдела Группы компаний «Ю-Софт»,
юрист с многолетним опытом работы,
в том числе в судебной системе

Остались вопросы? Обращайтесь к нашим Экспертам.

Подписаться
на рассылку новостей

© Единый центр правовой поддержки «Ю-Софт» Помощь по сайту
Центр контроля качества