logo
Ю-Софт. Всегда с Вами

РАБОТАЕМ С 1993 ГОДА

Горячая линия

(495) 956-08-80

Индивидуальный обзор законодательства — Июнь 2019 г.

Если у Вас установлен КонсультантПлюс, из предварительного обзора Вы можете сразу перейти в Систему. Если КонсультантПлюс отсутствует, то Вы можете заказать полную версию документа прямо сейчас

Заказать

скачать спецвыпуск для судей июнь 2019

Выпуск подготовлен специалистами Единого центра правовой поддержки «Ю-Софт» и содержит наиболее важные документы, на которые рекомендуем обратить внимание.

Важные изменения в законодательстве. Важные постановления КС и ВС РФ.

Право совершеннолетнего обвиняемого на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей не предполагает игнорирование гарантий защиты прав и законных интересов несовершеннолетних обвиняемых, привлеченных по этому же уголовному делу

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.05.2019 № 20-П

Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции РФ пункт 2.1 части второй статьи 30 УПК РФ как допускающий − по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи с частью второй статьи 325 УПК РФ, − возможность рассмотрения судом с участием присяжных заседателей уголовного дела по обвинению в совместном совершении преступления лица, достигшего к моменту его совершения совершеннолетия, и несовершеннолетних лиц в случае, если суд придет к выводу о невозможности выделения уголовного дела в отношении несовершеннолетних в отдельное производство, ввиду того что это будет препятствовать всесторонности и объективности разрешения дела, выделенного в отдельное производство, и дела, рассматриваемого судом с участием присяжных заседателей, и при условии отсутствия среди вмененных подсудимым тех преступлений, дела о которых выведены из предметной подсудности суда с участием присяжных заседателей.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Приоритет, отданный праву обвиняемого, заявившего ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, осуществляемом, в силу статьи 324 УПК РФ, в общем порядке с учетом особенностей, предусмотренных главой 42 данного Кодекса, не предполагает игнорирование установленных главой 50 и другими его положениями, специально регулирующими производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, повышенных гарантий защиты их прав и законных интересов. В частности, к несовершеннолетнему, привлеченному по одному уголовному делу вместе со взрослым, но нуждающемуся в особой правовой защите ввиду его возрастных, психоэмоциональных и интеллектуальных возможностей, во всяком случае должны применяться закрепленные данным УПК РФ требования об обязательном участии в делах несовершеннолетних защитника, о специфике круга устанавливаемых по этой категории дел обстоятельств, ограничении времени допроса несовершеннолетнего обвиняемого (подсудимого), участии в допросе педагога и психолога, а в судебном разбирательстве − законного представителя несовершеннолетнего.

В целях обеспечения конфиденциальности судебного процесса в случаях, когда рассматриваются дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет, допускается проведение закрытого судебного разбирательства по решению суда, который также вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе удалить несовершеннолетнего подсудимого из зала судебного заседания на время исследования обстоятельств, способных оказать на него отрицательное воздействие, с обязательным сообщением ему по возвращении в зал судебного заседания в необходимых объеме и форме содержания судебного разбирательства, происшедшего в его отсутствие, и предоставлением возможности задать вопросы лицам, допрошенным в его отсутствие. Кроме того, согласно части восьмой статьи 335 УПК РФ сведения о личности подсудимого, оглашение которых при производстве по делам несовершеннолетних, как правило, нуждается в соблюдении условий конфиденциальности, подлежат исследованию с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого подсудимый обвиняется. В соответствии же с частью третьей статьи 346 УПК РФ последствия обвинительного вердикта, в том числе касающиеся назначения наказания, когда особое значение приобретает исследование полных сведений о личности несовершеннолетнего, должны обсуждаться без участия присяжных заседателей.

Принимая во внимание особую конституционно-правовую значимость права граждан на рассмотрение их уголовных дел судом с участием присяжных заседателей, а также необходимость соблюдения справедливого баланса интересов, связанных с обеспечением права каждого на законный суд, совершеннолетний подсудимый не может быть лишен конституционного права быть судимым судом с участием присяжных заседателей в ситуации, когда он заявил в соответствии с частью второй статьи 325 УПК РФ ходатайство о рассмотрении таким судом уголовного дела, по которому наряду с ним привлечены и несовершеннолетние подсудимые, а выделение в отдельное производство дела в отношении совместно участвовавших в совершении преступления несовершеннолетних признано судом невозможным, как препятствующее всесторонности и объективности процесса. Иное влекло бы за собой недопустимое ограничение права обвиняемого в совершении преступления на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Особые права на использование объектов животного мира предоставляются всем лицам, относящимся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока, а не только тем из них, кто имеет статус охотника

Постановление Конституционного Суда РФ от 28.05.2019 № 21-П

Согласно Федеральному закону от 30.04.1999 № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» сфера его действия распространяется на лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Российской Федерации, постоянно проживающих в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов, ведущих традиционный образ жизни, осуществляющих традиционную хозяйственную деятельность и занимающихся традиционными промыслами, а также на лиц, которые относятся к малочисленным народам, постоянно проживают в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов и для которых традиционная хозяйственная деятельность и занятие традиционными промыслами являются подсобными видами деятельности по отношению к основному виду деятельности в других отраслях народного хозяйства, социально-культурной сфере, органах государственной власти или органах местного самоуправления. При этом лица, относящиеся к малочисленным народам, в целях защиты исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйственной деятельности и промыслов малочисленных народов имеют право пользоваться необходимыми малочисленным народам для защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйственной деятельности и промыслов льготами по землепользованию и природопользованию, установленными федеральным законодательством, законодательством субъектов РФ и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

По смыслу данного регулирования особые права на использование объектов животного мира предоставляются всем лицам, относящимся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, а не только тем из них, кто имеет статус охотника, поскольку для всех указанных лиц вне зависимости от их фактической и юридической способности самостоятельно осуществлять добычу охотничьих ресурсов пользование объектами животного мира выступает основой их традиционного жизнеобеспечения в рамках традиционного образа жизни.

Иной подход к толкованию соответствующего правового регулирования не учитывал бы особое предназначение охоты в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности и приводил бы к нарушению гарантированных Конституцией РФ прав коренных малочисленных народов. Традиционный образ жизни коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации включает в себя также осуществление традиционной хозяйственной деятельности создаваемыми ими общинами.

В соответствии с Федеральным законом от 20 июля 2000 года № 104-ФЗ «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» общины коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока могут быть образованы по кровнородственному (семья, род) и (или) территориально-соседскому признакам, организуются на добровольной основе по инициативе лиц, относящихся к малочисленным народам, достигших возраста 18 лет. В учредительных документах общины должны быть определены, в частности, основные виды традиционной хозяйственной деятельности, порядок распределения доходов от реализации излишков продуктов традиционной хозяйственной деятельности и изделий традиционных промыслов, порядок и характер участия членов общины в ее хозяйственной деятельности. Данное правовое регулирование во взаимосвязи с положениями статьи 19 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предполагает, что члены общины, определив в уставе общины охоту в качестве одного из видов ее традиционной хозяйственной деятельности, вправе через принятие решений органами управления общиной с учетом их компетенции, установленной уставом общины, определять, каким образом общиной будет осуществляться добыча охотничьих ресурсов и каким образом будет использована продукция охоты, в том числе вправе определять членов общины, которыми будет осуществлена добыча охотничьих ресурсов, и количество охотничьих ресурсов в пределах суммы приходящихся на каждого члена общины лимитов использования объектов животного мира для удовлетворения личных нужд, установленных органами исполнительной власти субъектов РФ по согласованию с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

В этой связи Конституционный Суд РФ признал не противоречащей Конституции РФ статью 19 Федерального закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», так как по своему конституционно-правовому смыслу она предполагает, что, поскольку лицом, которое имеет право пользования объектами животного мира в пределах установленных лимитов использования объектов животного мира для удовлетворения личных нужд, является каждый член общины коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации вне зависимости от наличия у него статуса охотника, в случае, если охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности осуществляется такой общиной, члены этой общины вправе поручить одному или нескольким ее членам, имеющим статус охотника, добычу охотничьих ресурсов в объеме, не превышающем сумму приходящихся на каждого члена общины лимитов использования объектов животного мира для удовлетворения личных нужд.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Верховный Суд РФ освободил участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС от обязанности представлять повторно документы для подтверждения факта выполнения работ в зоне отчуждения

Решение Верховного Суда РФ от 09.04.2019 №№ АКПИ19-97

Не действующим со дня вступления решения Суда в законную силу признан абзац четвертый пункта 4 Порядка и условий оформления и выдачи гражданам удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС (далее − Порядок), утвержденного приказом МЧС России, Минздравсоцразвития России и Минфина России от 8 декабря 2006 г. № 727/831/165н, в той мере, в какой содержащееся в нем нормативное положение вследствие своей правовой неопределенности допускает возложение на граждан, имеющих ранее оформленные и выданные в соответствии с требованиями Закона РФ от 15 мая 1991 г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» удостоверения участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, обязанности повторно представлять один или несколько документов (оригиналы либо заверенные в установленном порядке копии) из числа документов, предусмотренных пунктом 6 названного порядка, при обращении за получением удостоверения по форме согласно приложениям № 1 или № 2 к данному порядку, и тем самым препятствует предоставлению таким гражданам права на меры социальной поддержки.

Верховный Суд РФ, в частности, указал, что Закон РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в его действующей редакции не содержит норм, обязывающих граждан повторно подтверждать ранее установленный им в соответствии с законом статус участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, а также право на меры социальной поддержки, обусловленные этим статусом.

Приведенным законом не предусмотрена обязанность граждан, указанных в его пунктах 3 и 4 части первой статьи 13, получившим ранее удостоверения участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС установленного образца, которые не признаны недействующими или недействительными, при замене таких удостоверений на предусмотренные указанным Порядком удостоверения нового образца повторно представлять иные документы, подтверждающие выполнение работ в зоне отчуждения, в связи с отсутствием в уполномоченном органе личного дела с материалами, послужившими основанием для выдачи гражданину ранее удостоверения либо при отсутствии в его личном деле, подлежащем постоянному хранению в органах (их правопреемниках), оформивших и выдавших ему соответствующее удостоверение, документов, подтверждающих выполнение работ в зоне отчуждения.

Кроме того, подобные положения Порядка без законных оснований могут возлагать на участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, статус которых ранее признан и не требует изменения, обозначенную выше обязанность в том числе, например, и при утрате уполномоченным органом личного дела или имевшихся в нем документов, подлежащих постоянному хранению. Этот вывод следует из содержания оспариваемого нормативного положения, в котором причины отсутствия личного дела с материалами или определенных документов, послуживших основанием для выдачи гражданину ранее удостоверения, или иные конкретные условия применения такой нормы не определены.

Суд также указал, что уменьшение ранее признанного и подтвержденного соответствующим удостоверением права граждан на получение компенсаций и льгот (а равно мер социальной поддержки) недопустимо по основаниям, не предусмотренным законом.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Обзор подготовлен:
Демидкиной Е.С.,
руководителем консультационно-правового отдела
ООО «Ю-Софт Консалт Плюс», юристом с многолетним опытом работы

Остальные новости читайте в спецвыпуске для судей июнь 2019

© Единый центр правовой поддержки «Ю-Софт» Помощь по сайту
Центр контроля качества