logo
Ю-Софт. Всегда с Вами

РАБОТАЕМ С 1993 ГОДА

Горячая линия

(495) 956-08-80

Индивидуальный обзор законодательства — Март 2019 г.

Если у Вас установлен КонсультантПлюс, из предварительного обзора Вы можете сразу перейти в Систему. Если КонсультантПлюс отсутствует, то Вы можете заказать полную версию документа прямо сейчас

Заказать

скачать спецвыпуск для судей март 2019

Выпуск подготовлен специалистами Единого центра правовой поддержки «Ю-Софт» и содержит наиболее важные документы, на которые рекомендуем обратить внимание.

Важные изменения в законодательстве. Важные постановления КС и ВС РФ.

Удержание алиментов на несовершеннолетних детей не должно распространяться на суммы возмещения расходов алиментообязанному работнику за использование его личного транспорта в интересах работодателя

Постановление Конституционного Суда РФ от 01.02.2019 № 7-П

Конституционный Суд РФ признал подпункт «п» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей (утвержден Постановлением Правительства РФ от 18 июля 1996 года № 841), не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой он в системе действующего правового регулирования допускает удержание алиментов на несовершеннолетних детей с выплачиваемых работодателем алиментообязанному работнику при использовании личного транспорта работника с согласия или ведома работодателя и в его интересах сумм возмещения расходов (компенсации за использование, износ (амортизацию) личного транспорта работника и сумм возмещения расходов, связанных с использованием личного транспорта).

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Использование работником личного имущества в интересах работодателя влечет его дополнительный износ, ухудшение качества этого имущества, дополнительные затраты. Работник несет расходы, не связанные с использованием своего имущества для собственных нужд. В связи с этим работник, использующий с согласия или ведома работодателя и в его интересах свое личное имущество, имеет право на возмещение расходов при использовании личного имущества.

Соответственно денежные средства, полученные работником в соответствии со статьей 188 ТК РФ для возмещения понесенных им расходов, используются на поддержание личного имущества работника в состоянии, которое обеспечивает возможность его эффективного использования. Это направлено на защиту имущественных прав работника, а также на обеспечение баланса интересов работника как собственника имущества и работодателя, в интересах которого это имущество используется.

По своей правовой природе возмещение расходов при использовании личного имущества работника, несмотря на тесную связь с осуществлением работником трудовой деятельности, не входит в систему оплаты труда и является возмещением материальных затрат работника, понесенных им при исполнении трудовых обязанностей.

Данные выплаты не несут работнику экономической выгоды, и их расходование работником по своему усмотрению не предполагается.

Вместе с тем как из буквального смысла оспариваемого подпункта, так и смысла, придаваемого ему правоприменительной практикой, следует, что закрепленная в нем норма устанавливает запрет на удержание алиментов с выплат, направленных на возмещение понесенных работником расходов при использовании его личного инструмента, исключая тем самым из перечня выплат, из которых алименты не подлежат удержанию, иные выплаты, предусмотренные статьей 188 Трудового кодекса РФ, в том числе компенсацию за использование, износ (амортизацию) личного транспорта работника и возмещение расходов, связанных с его использованием, имеющие с выплатами в связи с изнашиванием инструмента одну правовую природу и, соответственно, обладающие с ними одной и той же целевой направленностью.

Таким образом, оспариваемое нормативное положение, как предусматривающее необходимость удержания алиментов с выплат, не входящих в состав средств, образующих реальный доход работника, т.е. не влекущих для него экономической выгоды, и тем самым допускающее ущемление имущественных прав алиментообязанных лиц, которым работодателем возмещаются расходы при использовании с согласия или ведома последнего и в его интересах личного транспорта, нарушает баланс конституционно значимых ценностей и принцип равенства работников, которые используют для выполнения порученной им в рамках трудовых отношений работы различные виды личного имущества.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

В случаях изъятия недвижимого имущества в судебном порядке собственники этого имущества при увеличении его стоимости вправе рассчитывать на справедливое изменение размера причитающегося им возмещения

Постановление Конституционного Суда РФ от 11.02.2019 № 9-П

Конституционный Суд РФ признал часть 5 статьи 13 Федерального закона «Об особенностях регулирования отдельных правоотношений в связи с присоединением к субъекту Российской Федерации − городу федерального значения Москве территорий и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой по смыслу, придаваемому данной норме правоприменительной практикой, в случае принудительного изъятия недвижимого имущества в судебном порядке для государственных нужд по прошествии значительного времени после принятия решения об утверждении документации по планировке присоединенных к городу Москве территорий, предусматривающей размещение объектов федерального или регионального значения, она не позволяет учитывать возможное изменение рыночной стоимости этого имущества, не связанное с развитием инфраструктуры прилегающей территории в рамках реализации проекта, требующего изъятия этого имущества, и тем самым препятствует предоставлению его собственнику равноценного возмещения.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Как следует из части 1 статьи 41 Градостроительного кодекса РФ, документация по планировке территории утверждается в целях обеспечения ее устойчивого развития, в том числе выделения элементов планировочной структуры, установления границ земельных участков и зон планируемого размещения объектов капитального строительства. Сформулированные в этой документации параметры развития территории предполагают реализацию подготовленных планов, как правило в долгосрочной перспективе. Значительное расхождение во времени правовых актов, утвердивших документацию по планировке территории, и правовых актов, предусматривающих изъятие имущества, может обусловить изменение, в том числе существенное, стоимости принудительно изымаемого недвижимого имущества по сравнению со стоимостью, определенной на день, предшествующий принятию решения об утверждении указанной документации. В подобных ситуациях в случаях изъятия недвижимого имущества в судебном порядке собственники этого имущества при увеличении его стоимости вправе рассчитывать на справедливое изменение размера причитающегося им возмещения. В противном случае было бы поставлено под сомнение само конституционное предписание о предоставлении за отчуждаемое имущество равноценного возмещения.

Вместе с тем на рыночную стоимость изымаемого имущества влияет целый ряд показателей, экономических факторов, подлежащих оценке. Так, ее увеличение может быть обусловлено размещением объекта федерального или регионального значения, в связи с которым осуществляется изъятие недвижимого имущества, в частности, вследствие строительства объектов, улучшающих транспортную доступность, инфраструктурную привлекательность изымаемого имущества и этим повышающих спрос на него. Выплата в данной ситуации собственнику изымаемого в судебном порядке имущества его текущей рыночной стоимости, осуществляемая с учетом совершенствования инфраструктуры прилегающей территории в рамках реализации проекта, в связи с которым возникла необходимость изъятия имущества, означала бы получение таким собственником несправедливой выгоды за счет публичного субъекта и бюджетных средств, израсходованных в целях развития соответствующей местности.

С другой стороны, увеличение рыночной стоимости изымаемого имущества может быть обусловлено объективным − с течением времени − изменением соотношения спроса и предложения в отношении определенных видов имущества или в отношении имущества, расположенного в определенной местности. Поскольку проведение новой рыночной оценки изымаемого имущества без учета влияния размещения объекта федерального или регионального значения, в связи с которым осуществляется изъятие недвижимого имущества, практически неосуществимо, собственнику изымаемого в судебном порядке имущества должна быть предоставлена возможность доказать в суде факт увеличения его рыночной стоимости (рассчитанной на день, предшествующий принятию решения об утверждении документации по планировке территории) с учетом общей динамики цен на аналогичное имущество и получить равноценное возмещение. Однако сложившаяся судебная практика по делам об изъятии у собственников принадлежащего им недвижимого имущества с выплатой его стоимости, определенной в соответствии с буквальным смыслом оспариваемой нормы, т.е. на день, предшествующий принятию решения об утверждении документации по планировке территории, предусматривающей размещение объекта федерального или регионального значения, − при отсутствии в Федеральном законе «Об особенностях регулирования отдельных правоотношений в связи с присоединением к субъекту Российской Федерации − городу федерального значения Москве территорий и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» критериев уточнения (индексации) предлагаемых к выплате сумм − не обеспечивает надлежащую защиту прав собственников, предусмотренных Конституцией РФ.

Федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование изменения, вытекающие из настоящего Постановления. Впредь до внесения таких изменений судам при определении стоимости изымаемого недвижимого имущества необходимо руководствоваться его рыночной стоимостью, определенной по правилам части 5 статьи 13 названного Федерального закона, индексируемой с учетом динамики рыночной стоимости аналогичных объектов на основании заключения эксперта или же данных − при наличии таковых − о показателях рыночной стоимости в соответствующем сегменте рынка недвижимости, которые подготовлены организациями, осуществляющими на профессиональной основе анализ рынка недвижимости, и не вызывают сомнений с точки зрения правомерности и достоверности использованных методик анализа.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Собственник транспортного средства, используемого для перевозки алкогольной и спиртосодержащей продукции, находящихся в незаконном обороте, не может рассматриваться как правонарушитель в рамках дела об административном правонарушении в отношении другого лица

Постановление Конституционного Суда РФ от 18.02.2019 № 11-П

Конституционный Суд РФ признал положения подпункта 6 пункта 1 и пункта 4 статьи 25 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» не противоречащими Конституции РФ, поскольку они не могут рассматриваться как допускающие реализацию изъятого при производстве по делу о предусмотренном частью 4 статьи 15.12 КоАП РФ административном правонарушении в отношении юридического лица автомобильного транспорта, используемого для перевозки алкогольной продукции, находящейся в незаконном обороте, в случае, когда собственником этого транспортного средства является лицо, не привлеченное к административной ответственности за данное административное правонарушение и не признанное в судебном порядке виновным в его совершении.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее. В правоприменительной практике положениям подпункта 6 пункта 1 и пункта 4 статьи 25 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» в ряде случаев придается смысл, согласно которому на основании данных норм не подлежит возврату собственнику − физическому лицу автомобильный транспорт, используемый для перевозки алкогольной продукции, находящейся в незаконном обороте, который был изъят в рамках производства по делу о предусмотренном частью 4 статьи 15.12 КоАП РФ административном правонарушении в отношении юридического лица, поскольку такой автомобильный транспорт должен быть реализован в установленном порядке.

Несмотря на то что статья 25 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» по ее буквальному пониманию содержит указание на изъятие из незаконного оборота автомобильного транспорта, используемого для перевозки этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, находящихся в незаконном обороте, очевидно, что сами по себе соответствующие транспортные средства не могут рассматриваться как изъятые из оборота только в силу того, что в них хранилась или перевозилась продукция, которая была произведена и находилась в обороте с нарушением установленных требований. Соответственно такие транспортные средства не могут расцениваться как не подлежащие возвращению собственнику на данном основании в силу пункта 2 части 3 статьи 29.10 КоАП РФ.

При таком подходе единственным обстоятельством, обусловливающим лишение лица принадлежащего ему транспортного средства, выступает его использование для совершения административного правонарушения, что, по сути, превращает такое лишение в санкцию для собственника транспортного средства. Вместе с тем даже если собственник транспортного средства фактически осознавал и допускал, что принадлежащее ему транспортное средство используется для перевозки этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, находящихся в незаконном обороте, он не может рассматриваться как правонарушитель в рамках дела об административном правонарушении в отношении другого лица.

Собственник орудия совершения административного правонарушения, если он не является лицом, привлекаемым к административной ответственности, лишен возможности полноценной судебной защиты своих прав. Кодекс РФ об административных правонарушениях не только не требует его привлечения в какой-либо форме к участию в производстве по делу об административном правонарушении, но и делает возможное его участие бессмысленным, поскольку в существующей модели правового регулирования не предполагается выяснение того, какое отношение собственник орудия совершения административного правонарушения имеет к этому правонарушению. Следовательно, в действующей системе правового регулирования лишение собственника принадлежащего ему транспортного средства, которое использовалось для перевозки алкогольной продукции, находящейся в незаконном обороте, в рамках производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 15.12 КоАП РФ, в отношении юридического лица − при том что сам собственник этого транспортного средства не был привлечен к административной ответственности за данное административное правонарушение и не был признан в судебном порядке виновным в его совершении −приводило бы к несоразмерному ограничению прав собственника транспортного средства и вступало бы в противоречие с конституционными принципами справедливости и равенства.

Конституционный Суд РФ также отметил, что федеральный законодатель не лишен возможности установить административную ответственность собственника транспортного средства за предоставление его другому лицу для заведомо противоправной деятельности, включая конфискацию такого транспортного средства, применительно к сфере оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции как особой сфере государственного регулирования.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Расходы по уплате взносов на капитальный ремонт общего имущества многоквартирных домов, понесенные собственниками жилых помещений, являющимися получателями компенсационных выплат, должны учитываться в составе расходов на содержание и ремонт объектов общего пользования

Постановление Конституционного Суда РФ от 25.02.2019 № 12-П

Конституционный Суд РФ признал абзацы второй и третий пункта 4 статьи 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой содержащиеся в них положения в силу неопределенности их нормативного содержания допускают в системе действующего правового регулирования различный подход к решению вопроса о включении в состав расходов на содержание и ремонт объектов общего пользования в многоквартирных жилых домах, подлежащих компенсации собственникам жилых помещений − членам семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, расходов по уплате взносов на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме и тем самым приводят к необоснованной дифференциации размера компенсационных выплат в связи с расходами по оплате жилых помещений, коммунальных и других видов услуг, предоставляемых лицам, являющимся получателями данной меры социальной поддержки.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Вступивший в силу с 1 марта 2005 года Жилищный кодекс РФ в первоначальной редакции предусматривал, что плата за жилое помещение и коммунальные услуги для нанимателя жилого помещения, занимаемого по договору социального найма или договору найма жилого помещения государственного или муниципального жилищного фонда, включает в себя: плату за пользование жилым помещением (плата за наем); плату за содержание и ремонт жилого помещения, включающую в себя плату за услуги и работы по управлению многоквартирным домом, содержанию и текущему ремонту общего имущества в многоквартирном доме; плату за коммунальные услуги; при этом капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме проводится за счет собственника жилищного фонда (часть 1 статьи 154 ЖК РФ). Для собственника помещения в многоквартирном доме плата за жилое помещение и коммунальные услуги включала в себя: плату за содержание и ремонт жилого помещения, включающую в себя плату за услуги и работы по управлению многоквартирным домом, содержанию, текущему и капитальному ремонту общего имущества в многоквартирном доме; плату за коммунальные услуги (часть 2 той же статьи).

Федеральным законом от 25 декабря 2012 года № 271-ФЗ в Жилищный кодекс РФ были внесены изменения, согласно которым в структуре платы за жилое помещение и коммунальные услуги, подлежащей внесению собственником помещения в многоквартирном доме, в качестве самостоятельной составляющей был выделен взнос на капитальный ремонт, в то время как плата за содержание и ремонт жилого помещения стала включать в себя − помимо платы за услуги и работы по управлению многоквартирным домом − лишь плату за содержание и текущий ремонт общего имущества в многоквартирном доме (часть 2 статьи 154 в редакции названного Федерального закона). При этом федеральный законодатель исходил из того, что в силу ряда объективных причин (многочисленность собственников помещений в многоквартирном доме, сложность и разнообразие объектов, относящихся к общему имуществу, и др.), а также вследствие высокой стоимости работ по капитальному ремонту и вызванной этим затруднительности однократного и одномоментного сбора денежных средств на их проведение самостоятельное осуществление капитального ремонта исключительно силами самих собственников в большинстве случаев практически невозможно, а потому исполнение ими обязанности по содержанию общего имущества в многоквартирных домах должно сводиться в первую очередь к финансированию ремонтных работ, проводимых третьими лицами, что предполагает введение правовых механизмов, обеспечивающих накопление и привлечение необходимых и достаточных для такого финансирования денежных средств.

Вместе с тем, несмотря на выделение взноса на капитальный ремонт в качестве отдельной составляющей платы за жилое помещение и коммунальные услуги, обязанности собственника помещения в многоквартирном доме, связанные с несением расходов по содержанию общего имущества, фактически не изменились. Как обязательный взнос на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме, так и предусмотренная первоначальной редакцией Жилищного кодекса РФ плата за капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме, включаемая в состав платы за содержание и ремонт жилого помещения, будучи неотъемлемой частью бремени содержания принадлежащего собственнику имущества, имеют одно и то же целевое назначение, отличаясь при этом лишь условиями внесения соответствующих платежей и их формой − распределенный во времени авансовый платеж для последующей оплаты капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме в будущем или же плата за конкретные работы по проведению капитального ремонта. В силу наличия сущностных совпадений между указанными видами платежей один из них был фактически заменен на другой, что следует рассматривать как развитие во времени обязанности собственника помещения в многоквартирном доме по оплате содержания и ремонта жилого помещения, обеспечивающее баланс частных и публичных интересов.

Принимая во внимание сложившуюся в подавляющем большинстве субъектов РФ практику учета органами социальной защиты населения расходов по уплате взносов на капитальный ремонт общего имущества многоквартирных домов в составе расходов на содержание и ремонт объектов общего пользования при исчислении размера предусмотренных пунктом 4 статьи 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих» компенсационных выплат собственникам жилых помещений − членам семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, и в целях обеспечения стабильности правоотношений, возникающих по поводу предоставления такого рода компенсационных выплат, а также недопущения их дифференциации исключительно в зависимости от места жительства получателя данной меры социальной поддержки, Конституционный Суд РФ считает необходимым установить следующие особенности исполнения настоящего Постановления.

С момента вступления настоящего Постановления в силу предусмотренные пунктом 4 статьи 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих» компенсационные выплаты собственникам жилых помещений − членам семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, в связи с расходами по оплате жилых помещений, коммунальных и других видов услуг должны выплачиваться повсеместно в полном объеме. При этом впредь до внесения федеральным законодателем необходимых изменений в действующее правовое регулирование при исчислении размера такого рода компенсационных выплат расходы по уплате взносов на капитальный ремонт общего имущества многоквартирных домов, понесенные собственниками жилых помещений, являющимися получателями данной меры социальной поддержки, подлежат учету органами социальной защиты населения в составе расходов на содержание и ремонт объектов общего пользования.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Не соответствующим действующему законодательству признан предусмотренный Административным регламентом МВД России срок предоставления государственной услуги по оформлению и выдаче заграничных паспортов, содержащих электронный носитель информации, при подаче документов по месту пребывания заявителя

Решение Верховного Суда РФ от 17.01.2019 № АКПИ18-1172

Верховный Суд РФ признал не действующим со 2 марта 2018 г. подпункт 28.3 пункта 28 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по оформлению и выдаче паспортов гражданина Российской Федерации, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации, содержащих электронный носитель информации, утвержденного приказом МВД России от 27 ноября 2017 г. № 889.

Подпунктом 28.3 пункта 28 указанного Административного регламента установлен срок предоставления государственной услуги по оформлению и выдаче паспортов гражданина Российской Федерации, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации, содержащих электронный носитель информации, при подаче документов по месту пребывания заявителя, который исчисляется со дня подачи заявления о выдаче паспорта, содержащего электронный носитель информации, в том числе в форме электронного документа с использованием Единого портала, и не должен превышать четыре месяца.

В силу положений статьи 10 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (далее − Федеральный закон № 114-ФЗ) паспорт, содержащий электронный носитель информации, выдается сроком на десять лет (часть вторая). Датой подачи заявления о выдаче паспорта считается день подачи всех предусмотренных статьей 9 данного Федерального закона надлежащим образом оформленных документов, а также фотографий (часть третья). В случае подачи заявления о выдаче паспорта по месту пребывания срок оформления паспорта не должен превышать три месяца со дня подачи указанного заявления (часть седьмая).

На дату введения в действие Административного регламента закон предусматривал четырехмесячный срок оформления паспорта в случае подачи заявления о выдаче паспорта по месту пребывания заявителя.

Федеральным законом от 19 февраля 2018 г. № 28, вступившим в силу 2 марта 2018 г., этот срок изменен на трехмесячный. Следовательно, подпункт 28.3 пункта 28 Административного регламента со дня введения в действие Федерального закона от 19 февраля 2018 г. № 28 не соответствует части седьмой статьи 10 Федерального закона № 114-ФЗ.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Обзор подготовлен:
Демидкиной Е.С.,
руководителем консультационно-правового отдела
ООО «Ю-Софт Консалт Плюс»,юристом с многолетним опытом работы

Остальные новости читайте в спецвыпуске для судей март 2019

© Единый центр правовой поддержки «Ю-Софт» Помощь по сайту
Центр контроля качества