logo
Ю-Софт. Всегда с Вами

РАБОТАЕМ С 1993 ГОДА

Горячая линия

(495) 956-08-80

Индивидуальный обзор законодательства — Февраль 2019 г.

Если у Вас установлен КонсультантПлюс, из предварительного обзора Вы можете сразу перейти в Систему. Если КонсультантПлюс отсутствует, то Вы можете заказать полную версию документа прямо сейчас

Заказать

скачать спецвыпуск для судей февраль 2019

Выпуск подготовлен специалистами Единого центра правовой поддержки «Ю-Софт» и содержит наиболее важные документы, на которые рекомендуем обратить внимание.

Важные изменения в законодательстве. Важные постановления КС и ВС РФ.

В доход государства может быть обращено только имущество, приобретенное в период замещения лицом должности, предполагающей контроль за соответствием расходов этого лица его доходам

Постановление конституционного суда РФ от 09.01.2019 № 1-П

Конституционный Суд РФ признал часть 1 статьи 17 Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» не противоречащей Конституции РФ, поскольку она не предполагает возможности обращения в доход Российской Федерации имущества, которое было приобретено депутатом представительного органа муниципального образования до замещения им этой публичной должности, при том что он или его супруга (супруг) ранее не замещали должности, перечисленные в пункте 1 части 1 статьи 2 данного Федерального закона.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Предусмотренное статьей 17 Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» обращение в доход государства имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы, имеет специальную цель − борьбу с деяниями коррупционной направленности, совершаемыми лицами, подлежащими контролю согласно данному Федеральному закону, и этим ограничены пределы ее применения. Указанная цель предопределяет допустимость названной формы реагирования на факты коррупционных проявлений на основании презумпции, в силу которой несоответствие расходов законным доходам свидетельствует о совершении деяния коррупционной направленности, а не какого-либо иного правонарушения.

Следовательно, при наличии коррупционной составляющей на основании Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» в доход Российской Федерации может быть обращено только имущество, приобретенное в период замещения лицом должности, предполагающей контроль за соответствием расходов этого лица его доходам.

В Обзоре судебной практики по делам по заявлениям прокуроров об обращении в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 30 июня 2017 года), указано, что не подлежат контролю за расходами сделки, совершенные супругом (супругой) лица, в отношении которого осуществляется контроль за расходами, в течение отчетного периода, но до вступления в брак с этим лицом; имущество, полученное по таким сделкам, не может быть обращено в доход Российской Федерации в порядке, предусмотренном подпунктом 8 пункта 2 статьи 235 ГК РФ.

Таким образом, в случае приобретения лицом имущества до замещения им должности депутата представительного органа муниципального образования, если это лицо или его супруга (супруг) ранее не замещали должности, перечисленные в пункте 1 части 1 статьи 2 Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», это имущество не может быть обращено в доход Российской Федерации на основании данного Федерального закона, а значит, в отношении этого имущества не возникает закрепленная статьей 3 данного Федерального закона обязанность представлять сведения об источниках получения средств, за счет которых совершены сделки по его приобретению. Иное означало бы возможность подмены процедурой обращения в доход Российской Федерации имущества, предусмотренной Федеральным законом «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», других охранительных правовых механизмов, регламентируемых налоговым, административно-деликтным и уголовным законодательством, и, следовательно, лишение граждан гарантий, установленных соответствующими нормативными актами.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Признание судом недействующим нормативного правового акта как не соответствующего закону может не рассматриваться в качестве обстоятельства, предусмотренного п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ (за исключением случаев, когда данный нормативный правовой акт признан недействующим с момента его принятия)

Постановление конституционного суда РФ от 11.01.2019 № 2-П

Конституционный Суд РФ признал пункт 1 части четвертой статьи 392 ГПК РФ не противоречащим Конституции РФ, поскольку − по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования − он не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления суда общей юрисдикции по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного постановления нормативный правовой акт признан недействующим судом, вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

Согласно пункту 1 части четвертой статьи 392 ГПК РФ к новым обстоятельствам, являющимся основаниями для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, относится отмена судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по данному делу. В соответствии с пунктом 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 года № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» судам при рассмотрении заявлений, представлений о пересмотре судебных постановлений по новым обстоятельствам необходимо проверять, повлияла ли отмена постановлений указанных органов на результат рассмотрения дела. Тем самым приведенное законоположение как по его буквальному смыслу, так и с учетом разъяснения Верховного Суда РФ не определяет понятия «отмена постановления государственного органа» и не ограничивает возможности участников судебного процесса по защите их прав посредством пересмотра по новым обстоятельствам несправедливого судебного постановления, вступившего в законную силу.

Вместе с тем, как свидетельствует практика судов общей юрисдикции, признание судом недействующим нормативного правового акта как не соответствующего закону может не рассматриваться в качестве обстоятельства, предусмотренного пунктом 1 части четвертой статьи 392 ГПК РФ (за исключением случаев, когда данный нормативный правовой акт признан недействующим с момента его принятия), даже если нормативный правовой акт признан не действующим судом в связи с административным иском лица, участвовавшего в деле, в котором этот нормативный правовой акт был применен.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Федеральному законодателю надлежит устранить неопределенность в правовом регулировании вопроса реализации гражданином РФ, имеющим гражданство другого государства и являющимся участником учредителя СМИ, своих корпоративных прав

Постановление конституционного суда РФ от 17.01.2019 № 4-П

Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ:

  • часть первую статьи 19.1 Закона РФ «О средствах массовой информации» в той мере, в какой использованное в ней понятие «участник средства массовой информации», не конкретизированное действующим законодательством, создает неопределенность в установлении круга адресатов предусмотренного ею запрета;
  • взаимосвязанные части вторую и четвертую статьи 19.1 Закона РФ «О средствах массовой информации» в той мере, в какой они в силу неопределенности своего содержания не позволяют установить:
  • круг субъектов корпоративных правоотношений (участников хозяйственного общества − учредителя средства массовой информации, организации, осуществляющей вещание, или же участников иного лица, имеющего доли (акции) в уставном капитале общества − учредителя средства массовой информации, организации, осуществляющей вещание), на которых распространяется предусмотренное ею правовое регулирование;
  • наличие юридической возможности у гражданина РФ, имеющего гражданство иного государства и владеющего более 20% долей (акций) в уставном капитале хозяйственного общества, являющегося учредителем средства массовой информации или организацией, осуществляющей вещание (либо иного лица, имеющего доли (акции) в уставном капитале общества − учредителя средства массовой информации, организации, осуществляющей вещание), реализовывать корпоративные права в пределах, не превышающих 20% такого участия;
  • часть четвертую статьи 19.1 Закона РФ «О средствах массовой информации» в той мере, в какой, ограничивая лиц, не отвечающих требованиям данной статьи, в праве осуществлять корпоративные права, вытекающие из их участия в хозяйственном обществе, она исключает для них возможность прибегнуть к судебной защите их имущественных прав и законных интересов, связанных с деятельностью этого общества.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее. Согласно части четвертой статьи 19.1 Закона РФ «О средствах массовой информации» лица, являющиеся участниками (учредителями) учредителей средств массовой информации или редакций средств массовой информации, а также организаций (юридических лиц), осуществляющих вещание, − т.е., по существу, те лица, которые имеются в виду в части второй данной статьи при системном ее истолковании, − в случае несоответствия требованиям данной статьи не вправе осуществлять права, предусмотренные абзацами вторым-шестым пункта 1 статьи 65.2 ГК РФ; принадлежащие этим лицам голоса не учитываются при определении кворума общего собрания участников (членов, акционеров) и при подсчете голосов. В числе таких корпоративных прав статья 65.2 ГК РФ называет права: участвовать в управлении делами корпорации; получать информацию о деятельности корпорации и знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией; обжаловать решения органов корпорации, влекущие гражданско-правовые последствия, в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом; требовать, действуя от имени корпорации, возмещения причиненных ей убытков; оспаривать, действуя от имени корпорации, совершенные ею сделки

Приведенное положение Закона РФ «О средствах массовой информации» устанавливает своего рода меру принуждения гражданско-правового характера, действующую совокупно с административно-правовой мерой в виде приостановления и прекращения по заявлению уполномоченного органа деятельности средства массовой информации, организации, осуществляющей вещание, которые в надлежащие сроки не привели в соответствие со статьей 19.1 данного Закона свои учредительные документы или не соблюдают требований данной статьи.

Ограничив тем самым имущественные права, федеральный законодатель прямо не установил обязанность отчуждения (и соответствующую ей процедуру) принадлежащих им долей (акций) в уставном капитале общества в размере, превышающем 20%; равным образом он не оговорил невозможность участия таких лиц в управлении делами хозяйственного общества в указанных пределах в случае, когда они отказались или не смогли по не зависящим от них причинам (в силу положений устава, наличия корпоративного конфликта и др.) произвести это отчуждение. Между тем правомерные действия (бездействие) гражданско-правового характера участника общества во всяком случае не могут вести к неблагоприятным правовым последствиям для самого этого общества. Федеральный законодатель не может не учитывать, что право на судебную защиту выступает гарантией всех иных прав и свобод, включая право собственности и свободу экономической деятельности, и не подлежит ограничению.

Эффективная судебная защита имущественных прав участника общества возможна только при наличии разумной определенности относительно принадлежности ему и объема этих прав, включая права быть извещенным обществом о совершении им сделки, в совершении которой имеется заинтересованность; участвовать в принятии решения о согласии на совершение сделки, в совершении которой имеется заинтересованность; обращаться к обществу с требованием предоставить информацию, касающуюся такой сделки; требовать признания такой сделки недействительной судом. Однако впредь до внесения законодателем вытекающих из настоящего Постановления изменений в статью 19.1 Закона РФ «О средствах массовой информации» и согласования его норм в том числе с законодательством об обществах с ограниченной ответственностью такая судебная защита будет иметь декларативный и иллюзорный характер, а потому внесение указанных изменений в оспариваемое правовое регулирование необходимо и в целях обеспечения ее полноценности.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Административные штрафы для собственников «большегрузов» за правонарушения, выявляемые с помощью специальных технических средств, должны соответствовать критериям справедливости и соразмерности

Постановление конституционного суда РФ от 18.01.2019 № 5-П

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Административные наказания собственникам (владельцам) транспортных средств, привлекаемым к ответственности на основании частей 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ, как и на основании иных статей главы 12 «Административные правонарушения в области дорожного движения» данного Кодекса, назначаются в виде административного штрафа. При этом согласно части 3.1 статьи 4.1 КоАП РФ, регулирующей порядок назначения административного наказания за административное правонарушение, выявленное с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, размер назначаемого административного штрафа должен быть наименьшим в пределах санкции применяемой статьи или части статьи раздела II данного Кодекса, а в случаях, когда в санкции применяемой статьи или части статьи раздела II данного Кодекса предусмотрено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами или административного ареста и не предусмотрено административное наказание в виде административного штрафа, административное наказание назначается в виде административного штрафа в размере пяти тысяч рублей, что также мягче, чем заменяемые им наказания. Однако применение части 3.1 статьи 4.1 КоАП РФ при привлечении собственников (владельцев) транспортных средств к ответственности на основании частей 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 данного Кодекса в случае выявления административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, не предполагается, поскольку в указанных положениях статьи 12.21.1 КоАП РФ для собственников (владельцев) транспортных средств закреплены самостоятельные санкции в виде штрафов, обособленные от санкций для водителей, должностных лиц, ответственных за перевозку, юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности в общем порядке.

Причем в частях 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ административный штраф для собственников (владельцев) транспортных средств установлен в твердом размере, равном максимальному пределу административного штрафа для привлекаемых к ответственности на их основании в общем порядке юридических лиц (лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица). Какая-либо дифференциация размера штрафа для собственников (владельцев) транспортных средств не предусмотрена, что хотя и согласуется с природой ответственности за правонарушения, выявляемые с помощью специальных технических средств, однако объективно усиливает карательное воздействие значительного по размеру административного штрафа, установленного в твердом размере.

Так, согласно части 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ за совершение предусмотренного в ней правонарушения юридическое лицо привлекается к ответственности в виде штрафа в размере от четырехсот тысяч до пятисот тысяч рублей, а при фиксации правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, на собственника (владельца) транспортного средства накладывается штраф в размере пятисот тысяч рублей. Если бы в этом случае применялась часть 3.1 статьи 4.1 данного Кодекса, то штраф для собственника (владельца) транспортного средства равнялся бы четыремстам тысячам рублей.

При оценке размера санкций, предусмотренных частями 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ для собственника (владельца) транспортного средства, с точки зрения их соответствия критериям справедливости и соразмерности нельзя не учитывать, что предписание части 3.1 статьи 4.1 данного Кодекса в значительной степени обусловлено особенностями распределения бремени доказывания в делах об административных правонарушениях, выявляемых работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, а также невозможностью применения в этом случае всех тех правил индивидуализации наказания, которые применяются при привлечении виновных к ответственности за те же правонарушения в общем порядке. Поэтому если федеральный законодатель установил в названных законоположениях административный штраф для собственников (владельцев) транспортных средств в твердом размере без возможности его дифференциации, то такой штраф во всяком случае не должен достигать максимального предела штрафа для юридических лиц, привлекаемых к ответственности за соответствующие административные правонарушения в общем порядке.

Введение различной по строгости административной ответственности для гражданина − собственника (владельца) названного транспортного средства в зависимости от того, зарегистрирован ли он в качестве индивидуального предпринимателя или нет, стало бы недопустимым стимулом к занятию соответствующей деятельностью без приобретения данного статуса. Нельзя не учитывать также, что, в отличие от случаев фиксации правонарушений, предусмотренных статьей 12.21.1 КоАП РФ, с помощью специальных технических средств, при их выявлении в общем порядке, т.е. посредством остановки уполномоченным лицом транспортного средства, проверки у водителя (сопровождающего груз лица) документов, в том числе документов на груз, возникает возможность для того, чтобы установить, является ли водитель транспортного средства также должностным лицом, ответственным за перевозку груза, а при отсутствии у него регистрации в качестве субъекта предпринимательской деятельности − обнаружить признаки ее осуществления без надлежащей регистрации и с помощью межведомственного взаимодействия пресечь такую деятельность.

Презумпция осуществления гражданином − собственником (владельцем) тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства предпринимательской деятельности без надлежащей регистрации, вытекающая из статьи 12.21.1 КоАП РФ, как таковая не противоречит Конституции РФ, будучи основанной на разумном соотнесении характеристик транспортного средства с теми нуждами, для удовлетворения которых оно предназначено. Вместе с тем эта презумпция не только не отвечает критериям справедливости, но и существенно ограничивает граждан в праве на защиту своих прав и свобод и тем самым не согласуется с требованиями Конституции РФ. С учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных в настоящем Постановлении, федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование надлежащие изменения.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

При возмещении расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, необходимо обеспечить надлежащий уровень правовой определенности, притом что сама по себе возможность такого возмещения не отступает от конституционных требований

Постановление конституционного суда РФ от 21.01.2019 № 6-П

Конституционный Суд РФ признал статью 112 КАС РФ не противоречащей Конституции РФ, поскольку она предполагает возможность присуждения судом с административного истца расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, участвовавшим в административном деле об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти на стороне административного ответчика, в пользу которого принят итоговый судебный акт по административному делу, когда фактическое процессуальное поведение заинтересованного лица способствовало принятию данного судебного акта, при условии что: судебные расходы, понесенные на оплату услуг представителя, являлись необходимыми (вынужденными) и возмещаются в разумных пределах; участие заинтересованного лица в административном деле на стороне административного ответчика является надлежащим способом защиты своих прав, свобод и законных интересов, а судебный акт по делу влечет юридические последствия для заинтересованного лица в виде сохранения или прекращения (сокращения, изменения содержания и объема) его прав и обязанностей; расходы на оплату услуг представителя, понесенные заинтересованным лицом, не были обусловлены исключительно целью воспрепятствовать деятельности административного истца по защите своих прав, свобод и законных интересов, прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц путем оспаривания в судебном порядке решений, действий (бездействия) органа публичной власти, в том числе затрагивающих права заинтересованного лица.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

В соответствии с пунктом 7 статьи 6, частью 2 статьи 14 и частью 3 статьи 62 КАС РФ при осуществлении административного судопроизводства, в том числе по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти, суд − исходя из законодательного признания за ним активной роли, в частности исключающей при рассмотрении таких дел его связанность основаниями и доводами заявленных истцами требований, − обязан принимать предусмотренные названным Кодексом меры для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении любых административных дел. При данных обстоятельствах установление связи права заинтересованного лица на возмещение судебных издержек исключительно с тем, способствовало ли его фактическое процессуальное поведение принятию судебного акта в пользу стороны, на которой оно выступало (хотя его процессуальное поведение, несомненно, значимо для решения вопроса о возмещении понесенных им судебных расходов), может, по сути, рассматриваться как поощрение административного ответчика и суда к неисполнению возложенных на них обязанностей при производстве по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти и тем самым  побуждать заинтересованное лицо к принятию на себя всей полноты процессуального бремени доказывания законности оспоренных решений, действий (бездействия), чем может существенно осложнять определение оснований и условий возмещения ему понесенных судебных расходов, при условии что они вынуждены и разумны. Тем более недопустимы целенаправленные действия заинтересованного лица и административного ответчика, состоящие в увеличении расходов заинтересованного лица на представителя, с тем чтобы, возложив их в дальнейшем (в случае отказа в удовлетворении исковых требований) на административного истца, финансово обременить его в качестве своеобразной санкции за занятую при оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти позицию и тем самым воспрепятствовать его деятельности по защите своих прав, свобод и законных интересов, прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц путем оспаривания в судебном порядке решений, действий (бездействия) органа публичной власти, в том числе затрагивающих права заинтересованного лица. Соответственно выявление судом при разрешении вопроса о судебных издержках признаков таких действий обязывает суд разрешить вопрос о разумности судебных расходов.

Иное означало бы, что в системе действующего административно-процессуального регулирования − даже с учетом сложившегося на основе судебного истолкования правового режима возмещения судебных расходов заинтересованных лиц, участвующих в административных делах, − не обеспечивается надлежащий уровень правовой определенности применительно к возмещению расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, участвующим на стороне административного ответчика − органа публичной власти в деле об оспаривании решений, действий (бездействия) данного органа, притом что сама по себе возможность такого возмещения не отступает от конституционных требований.

Факт отсутствия в системе правового регулирования специальных норм, закрепляющих порядок возмещения расходов на оплату услуг представителя заинтересованному лицу, участвующему в административном деле на стороне административного ответчика − органа публичной власти при оспаривании его решений, действий (бездействия), не предопределяет такого применения статьи 112 КАС РФ, при котором соответствующая обязанность с неизбежностью ложилась бы на административного истца без учета специфики административного судопроизводства по данной категории дел. С необходимостью выработки критериев дифференцированного подхода к определению оснований и условий возмещения судебных расходов в административном судопроизводстве связано дальнейшее совершенствование правового механизма в этой сфере.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Обзор подготовлен:
Демидкиной Е.С.,
руководителем консультационно-правового отдела
ООО «Ю-Софт Консалт Плюс», юристом с многолетним опытом работы

Остальные новости читайте в спецвыпуске для судей февраль 2019

© Единый центр правовой поддержки «Ю-Софт» Помощь по сайту
Центр контроля качества