logo
Ю-Софт. Всегда с Вами

РАБОТАЕМ С 1993 ГОДА

Горячая линия

(495) 956-08-80

Индивидуальный обзор законодательства — Январь 2019 г.

Если у Вас установлен КонсультантПлюс, из предварительного обзора Вы можете сразу перейти в Систему. Если КонсультантПлюс отсутствует, то Вы можете заказать полную версию документа прямо сейчас

Заказать

скачать спецвыпуск для судей январь 2019

Выпуск подготовлен специалистами Единого центра правовой поддержки «Ю-Софт» и содержит наиболее важные документы, на которые рекомендуем обратить внимание.

Важные изменения в законодательстве. Важные постановления КС и ВС РФ.

Работникам, уволенным в связи с ликвидацией организации, должно быть гарантировано право на сохранение среднего заработка на период трудоустройства и после ее завершения

Постановление конституционного суда РФ от 19.12.2018 № 45-П

Конституционный Суд РФ признал часть первую статьи 178 ТК РФ не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой содержащееся в ней положение − в силу отсутствия в действующем правовом регулировании механизма, обеспечивающего предоставление на равных условиях всем работникам, трудовой договор с которыми был расторгнут в связи с ликвидацией организации (пункт 1 части первой статьи 81 ТК РФ), предусмотренной этим законоположением гарантии в виде сохранения среднего заработка на период трудоустройства, но не более чем на два месяца (с зачетом выходного пособия), − лишает возможности получить данную выплату тех из них, кто приобрел право на нее после прекращения юридического лица.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее. Закрепление гарантии в виде сохранения среднего месячного заработка на период трудоустройства на законодательном уровне обусловлено стремлением государства оказать материальную поддержку лицам, уволенным в связи с обстоятельствами, препятствующими сохранению трудовых отношений и не зависящими от волеизъявления работника либо его виновного поведения. Соответственно, данная гарантия, поскольку ее предоставление связывается федеральным законодателем исключительно с основаниями увольнения по инициативе работодателя, принимающего кадровые решения в рамках определения стратегии экономической деятельности, должна распространяться на всех лиц, увольняемых по таким основаниям, что в полной мере согласуется с необходимостью соблюдать при осуществлении правового регулирования конституционные принципы равенства и справедливости.

Между тем если к моменту возникновения права на получение среднего месячного заработка на период трудоустройства у работника, уволенного в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 ТК РФ), его бывший работодатель продолжает свою экономическую деятельность, т.е. такому лицу данная выплата гарантирована, то к моменту возникновения этого права у работников, уволенных в связи с ликвидацией организации (пункт 1 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ), в единый государственный реестр юридических лиц уже могут быть внесены сведения о ее прекращении.

В рамках стандартных ликвидационных процедур, при том что требуемые для осуществления ликвидации сроки являются разумными, реализация увольняемыми работниками права на сохранение среднего месячного заработка на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения, не всегда может быть гарантирована для всех без исключения работников. В зависимости от момента увольнения, определяемого работодателем с учетом как предназначения ликвидации в целом, так и текущих задач отдельных ее этапов, данное право при наличии к тому установленных законом оснований может возникнуть у работника и после ликвидации юридического лица, которая считается завершенной, а юридическое лицо − прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц (пункт 9 статьи 63 ГК РФ), т.е. когда субъект, к которому можно предъявить соответствующее требование, уже не существует, что лишает такого работника, в отличие от уволенных ранее истечения двух месяцев до прекращения деятельности организации-работодателя, возможности получить гарантированную законом выплату. Таким образом, реализация гарантии, предусмотренной частью первой статьи 178 ТК РФ, на равных условиях − независимо от времени, прошедшего со дня увольнения до прекращения деятельности организации-работодателя, − всем ее работникам, уволенным на основании пункта 1 части первой его статьи 81, действующим правовым регулированием не обеспечивается.

Федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на установление правового механизма, обеспечивающего сохранение среднего заработка на период трудоустройства наравне с другими уволенными в связи с ликвидацией организации работниками тем из них, кто приобретет право на предоставление данной гарантии после завершения ликвидации организации-работодателя. При этом федеральный законодатель в силу имеющихся у него дискреционных полномочий вправе определить как виды гарантий, предоставляемых увольняемым в связи с ликвидацией организации работникам, так и порядок их предоставления.

Впредь до внесения в действующее правовое регулирование изменений, вытекающих из настоящего Постановления, предоставление гарантии, предусмотренной частью первой статьи 178 ТК РФ, работникам, уволенным в связи с ликвидацией организации и приобретшим право на сохранение среднего заработка на период трудоустройства после ее завершения, обеспечивается по выбору работодателя либо за счет увеличения увольняемому работнику размера выходного пособия в порядке, предусмотренном частью четвертой статьи 178 ТК РФ, либо с использованием гражданско-правовых механизмов, не противоречащих законодательству.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Использование индивидуальных квартирных источников тепловой энергии не освобождает от обязанности вносить плату за коммунальную услугу по отоплению в части потребления тепловой энергии на общедомовые нужды, но размер платы должен быть пересмотрен

Постановление конституционного суда РФ от 20.12.2018 № 46-П

Конституционный Суд РФ признал абзац второй пункта 40 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов (утверждены Постановлением Правительства РФ от 6 мая 2011 года № 354) не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой содержащееся в нем нормативное положение, не допуская возможность раздельного внесения потребителем коммунальной услуги по отоплению платы за потребление этой услуги в жилом или нежилом помещении и платы за ее потребление в целях содержания общего имущества в многоквартирном доме, обязывает тех собственников и пользователей жилых помещений в подключенном к централизованным сетям теплоснабжения многоквартирном доме, которые, соблюдая установленный порядок переустройства системы внутриквартирного отопления, действующий на момент проведения такого рода работ, перешли на отопление конкретного помещения с использованием индивидуальных квартирных источников тепловой энергии и при этом обеспечивают в данном помещении отвечающий нормативным требованиям температурный режим, вносить плату за фактически не используемую ими для обогрева данного помещения тепловую энергию, поступающую в многоквартирный дом по централизованным сетям теплоснабжения.

Конституционный Суд РФ отметил, в частности, следующее

Сама по себе установка индивидуальных квартирных источников тепловой энергии в жилых помещениях, расположенных в многоквартирном доме, подключенном к централизованным сетям теплоснабжения, и, как следствие, фактическое неиспользование тепловой энергии, поступающей по внутридомовым инженерным системам отопления, для обогрева соответствующего жилого помещения не могут служить достаточным основанием для освобождения его собственника или пользователя от обязанности вносить плату за коммунальную услугу по отоплению в части потребления тепловой энергии в целях содержания общего имущества в многоквартирном доме. Иное, учитывая равную обязанность всех собственников помещений в многоквартирном доме нести расходы на содержание общего имущества в нем, приводило бы к неправомерному перераспределению между собственниками помещений в одном многоквартирном доме бремени содержания принадлежащего им общего имущества и тем самым не только нарушало бы права и законные интересы собственников помещений, отапливаемых лишь за счет тепловой энергии, поступающей в дом по централизованным сетям теплоснабжения, но и порождало бы несовместимые с конституционным принципом равенства существенные различия в правовом положении лиц, относящихся к одной и той же категории.

Необходимость достижения конституционно одобряемых целей охраны частной собственности потребителей коммунальной услуги по отоплению, а также соблюдения принципов правовой определенности и поддержания доверия граждан к закону и действиям государства предполагает такое правовое регулирование отношений, связанных с предоставлением коммунальных услуг и расчетом взимаемой за них платы, которое учитывало бы при исчислении платы за коммунальную услугу по отоплению возможность установки собственниками и пользователями жилых помещений в многоквартирном доме, подключенном к централизованным сетям теплоснабжения, индивидуальных квартирных источников тепловой энергии для отопления конкретного помещения и обеспечивало бы при установлении факта неиспользования этими лицами тепловой энергии, поступающей в многоквартирный дом по централизованным сетям теплоснабжения, для обогрева принадлежащих им жилых помещений, если нормативные требования к порядку переустройства системы внутриквартирного отопления, действующие на момент его проведения, были соблюдены, соразмерное снижение подлежащей внесению ими платы за коммунальную услугу по отоплению, имея в виду возложение на них лишь расходов, связанных с потреблением тепловой энергии в целях содержания общего имущества в многоквартирном доме.

В связи с изложенным Конституционный Суд РФ указал следующее: Правительству РФ надлежит незамедлительно внести необходимые изменения в действующее правовое регулирование, в том числе предусмотреть порядок определения платы за коммунальную услугу по отоплению в многоквартирных домах, отдельные жилые помещения в которых были переведены на индивидуальные квартирные источники тепловой энергии, имея в виду обоснованность возложения на собственников и пользователей таких жилых помещений, при условии, что нормативные требования к порядку переустройства системы внутриквартирного отопления, действующие на момент его проведения, были соблюдены, лишь расходов, связанных с потреблением тепловой энергии в целях содержания общего имущества в многоквартирном доме. До внесения в правовое регулирование надлежащих изменений в целях обеспечения теплоснабжения, соответствующего требованиям технических регламентов, достижения баланса экономических интересов теплоснабжающих организаций и интересов потребителей, а также баланса прав и законных интересов всех собственников и пользователей помещений в многоквартирном доме собственники и пользователи жилых помещений в подключенном к централизованным сетям теплоснабжения многоквартирном доме, которые перешли на отопление конкретного помещения с использованием индивидуальных квартирных источников тепловой энергии, не освобождаются от обязанности вносить плату за коммунальную услугу по отоплению в части потребления тепловой энергии на общедомовые нужды. Исчисление подлежащей внесению такими лицами платы за коммунальную услугу по отоплению должно производиться на основе методических рекомендаций по определению объема потребляемой на общедомовые нужды тепловой энергии, которые должны быть утверждены в кратчайшие сроки Минстроем России.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Новые разъяснения судебной практики по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда: на что обращать внимание судам?

Постановление пленума верховного суда РФ от 29.11.2018 № 41

Настоящее Постановление заменяет неактуальные Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 05.12.1986 № 16 «О практике применения судами уголовного законодательства, направленного на охрану безопасных условий труда и безопасности горных, строительных и иных работ», разъясняющее соответствующие положения УК РСФСР, а также Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.1991 № 1 «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ».
Постановление включает в себя, в частности, следующие выводы:

  • статьями УК РФ 143 «Нарушение требований охраны труда», 216 «Нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ» и 217 «Нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов» предусмотрена ответственность за нарушение требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, которое выражается в неисполнении или ненадлежащем исполнении лицом обязанностей, установленных в нормативных правовых актах, и повлекло наступление предусмотренных указанными статьями последствий;
  • потерпевшими по уголовным делам о преступлении, предусмотренном статьей 143 УК РФ, могут быть не только работники, с которыми заключены трудовые договоры, но и те лица, с которыми эти договоры не заключались либо не были оформлены надлежащим образом, но они приступили к работе с ведома или по поручению работодателя либо его уполномоченного представителя (к иным лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя, относятся лица, указанные в статье 227 ТК РФ, например получающие образование в соответствии с ученическим договором);
  • субъектами преступления по статье 143 УК РФ могут быть руководители организаций, их заместители, главные специалисты, руководители структурных подразделений организаций, специалисты службы охраны труда и иные лица, на которых в установленном законом порядке (в том числе в силу их служебного положения или по специальному распоряжению) возложены обязанности по обеспечению соблюдения требований охраны труда;
  • в ходе рассмотрения каждого дела о преступлении, предусмотренном статьями 143, 216 или 217 УК РФ, подлежит установлению и доказыванию не только факт нарушения специальных правил, но и наличие или отсутствие причинной связи между этим нарушением и наступившими последствиями, что должно быть обосновано в судебном решении;
  • если требования охраны труда, правила безопасности при ведении горных или иных работ, а равно правила промышленной безопасности опасных производственных объектов были нарушены двумя или более лицами, обладающими признаками субъекта преступления, предусмотренного статьями 143, 216 или 217 УК РФ, то содеянное каждым из них влечет уголовную ответственность по данным нормам при условии, что допущенные ими нарушения специальных правил находились в причинной связи с наступившими последствиями, указанными в названных статьях УК РФ;
  • ответственность по статьям 216 и 217 УК РФ могут нести как работники организации, в которой произошел несчастный случай, так и другие лица, постоянная или временная деятельность которых связана с выполнением строительных или иных работ либо с опасным производством, обязанные соблюдать соответствующие правила и требования;
  • по уголовным делам о нарушениях специальных правил наряду с другими доказательствами могут быть исследованы материалы расследования несчастного случая (акт о несчастном случае на производстве и др.), а также заключение и другие материалы расследования несчастного случая, проведенного государственными инспекторами труда и иными должностными лицами контролирующих органов (в необходимых случаях для установления причин несчастного случая и разрешения иных вопросов, требующих специальных знаний, назначается судебная экспертиза);
  • по делам данной категории суды должны обращать особое внимание на необходимость установления причин производственного травматизма, профзаболеваний, а также на способствующие этому условия и принимать предусмотренные законом меры к их устранению.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Верховный Суд РФ восстановил порядок аттестации лиц, занимающих должности исполнительных руководителей и специалистов организаций и их подразделений, осуществляющих перевозку опасных грузов морским транспортом

Решение верховного суда РФ от 29.10.2018 № АКПИ18-954

Верховный Суд РФ, в частности, указал следующее. Положение о порядке аттестации лиц, занимающих должности исполнительных руководителей и специалистов организаций и их подразделений, осуществляющих перевозку пассажиров и грузов, определяло порядок аттестации исполнительных руководителей и специалистов согласно перечню должностей исполнительных руководителей и специалистов, подлежащих аттестации на автомобильном, электрическом городском наземном транспорте, на морском транспорте, на речном транспорте, на воздушном транспорте, на промышленном транспорте (утратило силу 21 мая 2018 г.). С момента издания Положения в действующее законодательство были внесены изменения. Так, Федеральным законом от 28 июля 2012 г. № 131-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» Кодекс внутреннего водного транспорта РФ дополнен статьей 34.1. В соответствии с пунктом 2 данной статьи правила разработки и применения системы управления безопасностью утверждаются федеральным органом исполнительной власти в области транспорта.

Во исполнение требований федерального законодателя приказом Минтранса России от 11 сентября 2013 г. № 287 утверждены Правила разработки и применения системы управления безопасностью судов, предусматривающие профессиональные и квалификационные требования, требования к профессиональному обучению и дополнительному профессиональному образованию, аттестации лиц, ответственных за обеспечение безопасной эксплуатации судов.

Кодекс торгового мореплавания РФ, регулируя отношения, возникающие из торгового мореплавания, выделяет сферу морского транспорта. В соответствии с Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» деятельность по перевозкам морским транспортом опасных грузов относится к лицензируемым видам деятельности (пункты 20, 21 части 1 статьи 12).

Положение о лицензировании деятельности по перевозкам внутренним водным транспортом, морским транспортом опасных грузов, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 6 марта 2012 г. № 193, предусматривает в качестве лицензионного требования, предъявляемого к соискателю лицензии при выполнении работ по перевозкам морским транспортом опасных грузов, наличие у соискателя лицензии (лицензиата) должностного лица, осуществляющего контроль за соблюдением требований по обеспечению безопасности мореплавания и предотвращению загрязнения окружающей среды, аттестованного на право занятия должности в установленном порядке (подпункт «в» пункта 5). Нормативного правового акта, регулирующего порядок аттестации лиц, занимающих должности исполнительных руководителей и специалистов организаций и их подразделений, осуществляющих перевозку пассажиров и грузов, помимо Положения, не имеется. Признание утратившим силу названного Положения нарушает права организаций, осуществляющих перевозку опасных грузов морским транспортом, поскольку возможность получения соответствующей лицензии зависит от прохождения аттестации, порядок которой не установлен, а ранее действовавший порядок отменен оспариваемым нормативным правовым актом.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Неопределенность толкования нормы перечня медицинских показаний и противопоказаний для санаторно-курортного лечения взрослого населения является основанием для признания ее недействующей

Решение верховного суда РФ от 16.11.2018 № АКПИ18-1005

Верховный Суд РФ признал недействующим со дня вступления решения в законную силу положение пункта 23 раздела V перечня медицинских показаний для санаторно-курортного лечения взрослого населения, утвержденного приказом Минздрава России от 7 июня 2018 г. № 321н, в той мере, в какой оно в системе действующего правового регулирования не допускает санаторно-курортное лечение взрослого населения при наличии некоторых заболеваний в фазе ремиссии с умеренными двигательными, чувствительными нарушениями, при возможности передвигаться самостоятельно или с помощью средств опоры на бальнеологических курортах с радоновыми, сероводородными, хлоридными натриевыми, йодобромными, кремнистыми термальными водами и грязевых курортах вне климатической зоны проживания пациента.

Верховный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Приказом Минздрава России от 7 июня 2018 г. № 321н утвержден перечень медицинских показаний для санаторно-курортного лечения взрослого населения. Перечень состоит из пятнадцати разделов, каждый из которых представляет собой таблицу с графами, содержащими указания на коды заболевания. Раздел V включает медицинские показания для санаторно-курортного лечения взрослого населения с болезнями по классу VI по МКБ-10. Согласно пункту 23 указанного раздела Перечня лицам, страдающим определенным заболеванием в фазе ремиссии с умеренными двигательными, чувствительными нарушениями, при возможности передвигаться самостоятельно или с помощью средств опоры показано санаторно-курортное лечение в санаторно-курортных организациях в климатической зоне проживания пациента, на курортах: бальнеологических с радоновыми, сероводородными, хлоридными натриевыми, йодобромными, кремнистыми термальными водами; грязевых.

Основные принципы медицинского отбора и направления больных на санаторно-курортное лечение определены Порядком медицинского отбора и направления больных на санаторно-курортное лечение, утвержденным приказом Минздравсоцразвития России от 22 ноября 2004 г. № 256. Медицинский отбор и направление на санаторно-курортное лечение граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, осуществляют лечащий врач и врачебная комиссия лечебно-профилактического учреждения по месту жительства. При решении вопроса о выборе курорта, помимо заболевания, в соответствии с которым больному рекомендовано санаторно-курортное лечение, следует учитывать наличие сопутствующих заболеваний, условия поездки на курорт, контрастность климатогеографических условий, особенности природных лечебных факторов и других условий лечения на рекомендуемых курортах. Больных, которым показано санаторно-курортное лечение, но отягощенных сопутствующими заболеваниями, либо с нарушениями здоровья возрастного характера, в тех случаях, когда поездка на отдаленные курорты может вредно отразиться на общем состоянии здоровья, следует направлять в близрасположенные санаторно-курортные учреждения, организации необходимого профиля. Для санаторно-курортного лечения больному выдается на руки справка для получения путевки по форме № 070/у-04 с рекомендацией санаторно-курортного лечения, о чем лечащий врач лечебно-профилактического учреждения делает соответствующую запись в медицинской карте амбулаторного больного.

Из имеющихся в распоряжении Суда документов усматривается, что административный истец при наличии имеющегося у него заболевания может пройти санаторно-курортное лечение не только в санаторно-курортных организациях климатической зоны проживания пациента, но и на бальнеологических курортах с радоновыми, сероводородными, хлоридными натриевыми, йодобромными, кремнистыми термальными водами и грязевых курортах за пределами климатической зоны проживания пациента. Между тем такое толкование не следует из содержания пункта 23 раздела V Перечня, что подтверждается письмами отделения ФСС РФ, в которых административному истцу разъяснено, что санаторно-курортное лечение при наличии имеющегося у него заболевания предусмотрено в санаторно-курортных организациях в климатической зоне проживания пациента.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о неопределенности оспариваемой нормы Перечня, порождающей неоднозначное ее толкование и применение в нарушение требований части 3 статьи 40 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Согласно разъяснению пункта 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2007 г. № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части», если оспариваемый акт или его часть вызывает неоднозначное толкование, суд не вправе устранять эту неопределенность путем обязания в решении органа или должностного лица внести в акт изменения или дополнения, поскольку такие действия суда будут являться нарушением компетенции органа или должностного лица, принявших данный нормативный правовой акт. В этом случае оспариваемый акт в такой редакции признается недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, как назначать наказание в виде принудительных работ

Постановление пленума верховного суда РФ от 18.12.2018 № 43

Отмечается, в частности, что принудительные работы применяются как альтернатива лишению свободы лишь в случаях, когда совершено преступление небольшой или средней тяжести либо впервые тяжкое преступление и только когда данный вид наказания наряду с лишением свободы прямо предусмотрен санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ. В случаях, когда осужденному в силу требований закона не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, принудительные работы также не назначаются.

При постановлении обвинительного приговора суд обязан разрешить вопрос о том, имеются ли основания для замены наказания в виде лишения свободы принудительными работами. При наличии таких оснований суд должен привести мотивы, по которым пришел к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания в местах лишения свободы и применения положений статьи 53.1 УК РФ. В резолютивной части приговора вначале следует указать на назначение наказания в виде лишения свободы на определенный срок, а затем на замену лишения свободы принудительными работами. При замене лишения свободы принудительными работами дополнительное наказание, предусмотренное к лишению свободы, в том числе и в качестве обязательного, не назначается. Суд, заменив лишение свободы принудительными работами, должен решить вопрос о назначении дополнительного наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ к принудительным работам. При замене наказания в случае злостного уклонения от его отбывания в порядке исполнения приговора штраф, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы заменяются принудительными работами без предварительной замены лишением свободы. Принудительные работы могут быть также применены при замене неотбытой части наказания в виде лишения свободы. В этих случаях принудительные работы применяются судом независимо от того, предусмотрено ли данное наказание санкцией статьи Особенной части УК РФ, по которой было назначено заменяемое наказание. Данное правило не распространяется на замену штрафа в размере, исчисляемом исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, назначенного в качестве основного вида наказания.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Решения высших судов

Обзор подготовлен:
Демидкиной Е.С.,
руководителем консультационно-правового отдела
ООО «Ю-Софт Консалт Плюс», юристом с многолетним опытом работы

Остальные новости читайте в скачать спецвыпуск для судей январь 2019

© Единый центр правовой поддержки «Ю-Софт» Помощь по сайту
Центр контроля качества