logo
Ю-Софт. Всегда с Вами

РАБОТАЕМ С 1993 ГОДА

Горячая линия

(495) 956-08-80

Индивидуальный обзор законодательства — Август 2018 г.

Если у Вас установлен КонсультантПлюс, из предварительного обзора Вы можете сразу перейти в Систему. Если КонсультантПлюс отсутствует, то Вы можете заказать полную версию документа прямо сейчас

Заказать

скачать спецвыпуск для судей август 2018

Выпуск подготовлен специалистами Единого центра правовой поддержки «Ю-Софт» и содержит наиболее важные документы, на которые рекомендуем обратить внимание.

Важные изменения в законодательстве. Важные постановления КС и ВС РФ.

У любителей погреться за чужой счет наступят трудные времена

Постановление Конституционного Суда РФ от 10.07.2018 № 30-П

Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ взаимосвязанные нормативные положения, содержащиеся в части 1 статьи 157 Жилищного кодекса РФ и абзаце третьем пункта 42(1) Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов (утверждены Постановлением Правительства РФ от 6 мая 2011 года № 354) (далее − Правила), в той мере, в какой эти положения не предусматривают возможность учета показаний индивидуальных приборов учета тепловой энергии при определении размера платы за коммунальную услугу по отоплению в многоквартирном доме, который при вводе в эксплуатацию, в том числе после капитального ремонта, в соответствии с нормативными требованиями был оснащен коллективным (общедомовым) прибором учета тепловой энергии и жилые и нежилые помещения в котором были оборудованы индивидуальными приборами учета тепловой энергии, но их сохранность в отдельных помещениях не была обеспечена.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил, что положения Федерального закона «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» дают рачительно расходующим тепловую энергию потребителям коммунальных слуг, несущим расходы на обеспечение сохранности индивидуальных приборов учета тепловой энергии, их надлежащую эксплуатацию и своевременную замену, основания для законных ожиданий соразмерного снижения платы за отопление, тем более в ситуации, когда многоквартирный дом при вводе в эксплуатацию, в том числе после капитального ремонта, в соответствии с нормативными требованиями был оснащен коллективным (общедомовым) прибором учета тепловой энергии, а жилые и нежилые помещения в этом доме были оборудованы индивидуальными приборами учета тепловой энергии.

Согласно абзацу третьему пункта 42(1) Правил в многоквартирном доме, который оборудован коллективным (общедомовым) прибором учета тепловой энергии и в котором не все жилые или нежилые помещения оборудованы индивидуальными и (или) общими (квартирными) приборами учета (распределителями) тепловой энергии, размер платы за коммунальную услугу по отоплению в помещении определяется по формулам 3, 3.1 и 3.2 приложения № 2 к данным Правилам, исходя из показаний коллективного (общедомового) прибора учета тепловой энергии.

Приведенное нормативное положение, в силу которого плата за коммунальную услугу по отоплению определяется по принципу распределения поступающего в многоквартирный дом в целом коммунального ресурса между собственниками (владельцами) отдельных помещений с учетом площади этих помещений, т.е. не принимая во внимание показания индивидуальных приборов учета тепловой энергии, фактически создает − в ущерб интересам законопослушных собственников и пользователей помещений в конкретном многоквартирном доме − условия, поощряющие недобросовестное поведение потребителей данной коммунальной услуги, позволяя им расходовать тепловую энергию за счет отнесения части платы за нее на иных потребителей (в том числе экономно расходующих тепловую энергию). Кроме того, его реализация приводит к не отвечающему общественным интересам росту потребления тепловой энергии в многоквартирных домах и тем самым к ее перепроизводству, увеличивающему негативное воздействие на окружающую среду, что в конечном счете препятствует вследствие необеспечения сохранности дорогостоящих приборов учета энергетических ресурсов и отсутствия экономических стимулов для их установки потребителями коммунальных услуг в добровольном порядке достижению целей государственной политики по энергосбережению в долгосрочной перспективе.

В соответствии с абзацем четвертым пункта 42(1) Правил в многоквартирном доме, который оборудован коллективным (общедомовым) прибором учета тепловой энергии и в котором все жилые и нежилые помещения оборудованы индивидуальными и (или) общими (квартирными) приборами учета (распределителями) тепловой энергии, размер платы за коммунальную услугу по отоплению в помещении определяется по формулам 3.3 и 3.4 приложения № 2 к Правилам исходя из показаний индивидуальных и (или) общих (квартирных) приборов учета тепловой энергии и показаний коллективного (общедомового) прибора учета тепловой энергии.

Во взаимосвязи с абзацем третьим того же пункта это означает, что возможность учета фактического потребления тепловой энергии в помещениях многоквартирного дома, оснащенных соответствующими индивидуальными приборами учета, обусловливается наличием исправных приборов во всех иных помещениях многоквартирного дома (даже применительно к тем многоквартирным домам, все помещения в которых в соответствии с нормативными требованиями должны быть оборудованы таковыми, а на собственников и пользователей этих помещений возлагается обязанность по их надлежащей эксплуатации, обеспечению сохранности и своевременной замене). Тем самым нарушается конституционный принцип равенства, требующий создания равных условий для реализации своих прав и законных интересов лицами, относящимися к одной категории (собственниками и пользователями помещений, оборудованных индивидуальными приборами учета тепловой энергии, в многоквартирном доме, в котором не во всех помещениях имеются такие приборы, с одной стороны, и собственниками и пользователями помещений в многоквартирном доме, все помещения которого имеют соответствующее оснащение, − с другой), и не допускающий различий, не имеющих объективного и разумного оправдания.

Конституционный Суд РФ указал, что Федеральному Собранию и Правительству РФ надлежит внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения, в том числе предусмотреть порядок определения платы за коммунальную услугу по отоплению в многоквартирных домах, которые оснащены коллективным (общедомовым) прибором учета тепловой энергии и в которых не все помещения оборудованы индивидуальными приборами учета тепловой энергии, с учетом показаний последних. Вместе с тем, поскольку отвечающее конституционно одобряемой цели охраны окружающей среды и задачам политики государства по энергосбережению добросовестное, законопослушное поведение собственников и пользователей помещений в многоквартирных домах, выражающееся в обеспечении сохранности индивидуальных приборов учета тепловой энергии, их своевременной замене и надлежащей эксплуатации, требует поддержки и поощрения, впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего Постановления, расчет платы за отопление в многоквартирном доме, который при вводе в эксплуатацию, в том числе после капитального ремонта, в соответствии с нормативными требованиями был оснащен общедомовым прибором учета тепловой энергии и жилые и нежилые помещения в котором были оборудованы индивидуальными приборами учета тепловой энергии, но их сохранность в отдельных помещениях не была обеспечена, надлежит производить по модели, установленной абзацем четвертым пункта 42(1) Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, принимая в расчет для тех помещений, в которых индивидуальные приборы учета отсутствуют, вместо их показаний величину, производную от норматива потребления коммунальной услуги по отоплению.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Версия Проф

Признание судом нормативного правового акта недействующим с момента его принятия расценивается в качестве основания для пересмотра судебного решения

Постановление Конституционного Суда РФ от 06.07.2018 № 29-П

Конституционный Суд РФ признал пункт 1 части 3 статьи 311 АПК РФ не противоречащим Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу он не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного акта нормативный правовой акт признан недействующим судом общей юрисдикции, вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил, что в силу устоявшегося понимания положений статьи 311 АПК РФ правоприменительная практика судебной защиты прав лица, которое одновременно выступает и участником гражданского дела, и административным истцом, не является действенной в тех случаях, когда арбитражный суд счел возможным применить к этому лицу нормативный правовой акт, а впоследствии по его административному иску суд общей юрисдикции признал данный акт недействующим с момента вступления своего решения в силу. То обстоятельство, что арбитражные суды не рассматривают в качестве основания пересмотра судебного акта по новым обстоятельствам признание в порядке административного судопроизводства по требованию заинтересованного лица судом общей юрисдикции нормативного правового акта, примененного арбитражным судом в деле с участием этого лица, недействующим с момента вступления решения об этом в законную силу, препятствует восстановлению нарушенных прав, хотя это лицо и предприняло комплексные меры по их защите, прибегнув к параллельному использованию различных ее форм, и подтвердило посредством правосудия правоту своей позиции о противоречии нормативного правового акта меньшей юридической силы нормативному правовому акту большей юридической силы. При этом, несмотря на то что вышестоящие суды должны учитывать факт признания нормативного правового акта недействующим при рассмотрении жалоб на судебные решения по делам, в которых он применялся, сам по себе данный факт не предопределяет эффективность судебной защиты в судах вышестоящих инстанций.

Тем самым в случае, когда нарушение прав лица применением нормативного правового акта в гражданском деле уже имело место, невозможность для него извлечь благоприятные правовые последствия из судебного решения, которым удовлетворено его административное исковое заявление, но этот акт признан недействующим на будущее время, обесценивала бы само право на обращение в суд с административным иском, лишала бы стимулов к защите своих прав всеми не запрещенными законом способами, подрывала бы доверие к судебной системе и правосудию в целом, а также ставила бы такое лицо в неравное положение по сравнению с теми, кто будет испытывать на себе положительное воздействие указанного решения в дальнейшем, не приложив собственных усилий к устранению из правового поля незаконного нормативного правового акта.

Признание Конституционным Судом РФ норм, положенных в основу правоприменительных решений, неконституционными, а равно выявление их конституционно-правового смысла влекут пересмотр этих решений, включая вступившие в законную силу судебные акты, по делам заявителей, обратившихся в Конституционный Суд РФ, как того требуют часть третья статьи 79 и часть вторая статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», развивающие предписания статей 15 (часть 1) и 125 (часть 6) Конституции РФ, согласно которым законы и иные правовые акты не должны ей противоречить, акты же или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В таких случаях пересмотр осуществляется безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения в компетентный орган и независимо от наличия предусмотренных иными, помимо названного Федерального конституционного закона, актами оснований для пересмотра дела, благодаря чему разные судебные органы, исходя из разграничения их компетенции, обеспечивают правосудием права и свободы человека и гражданина.

Подход, предусматривающий пересмотр конкретного дела, по крайней мере лица, обратившегося в Конституционный Суд РФ, хотя не исключающий, с учетом предназначения конституционного правосудия, при соблюдении некоторых условий пересмотр и других ранее вынесенных судебных решений, обусловлен, как отмечал Конституционный Суд РФ, целями соблюдения баланса принципов правовой определенности в спорных материальных правоотношениях, стабильности гражданского оборота, с одной стороны, а с другой − справедливого судебного разбирательства, не совместимого с ошибочным судебным актом.

Таким образом, пункт 1 части 3 статьи 311 АПК РФ в системе действующего правового регулирования, не предусматривающего специальных правовых последствий признания судом общей юрисдикции нормативного правового акта недействующим по административному исковому заявлению лица применительно к судебному акту арбитражного суда, вынесенному по делу с участием этого лица на основании данного нормативного правового акта, не может рассматриваться как препятствующий пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда по требованию лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного акта нормативный правовой акт признан недействующим судом общей юрисдикции, притом что арбитражный суд должен исходить из того, что в деле обратившегося за таким пересмотром лица данный нормативный правовой акт в части, признанной не соответствующей иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, применяться не может − вне зависимости от того, с какого момента он признан недействующим.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Версия Проф

Отсутствие необходимого правового механизма не может приостанавливать реализацию вытекающих из Конституции РФ прав и законных интересов граждан

Постановление Конституционного Суда РФ от 23.07.2018 № 35-П

Конституционный Суд РФ признал не соответствующей Конституции РФ часть первую статьи 208 ГПК РФ, в той мере, в какой содержащееся в ней положение − при отсутствии в системе действующего правового регулирования механизма индексации взысканных судом денежных сумм, с необходимостью признаваемого судебной практикой в качестве применимого, − не содержит критериев, в соответствии с которыми должна осуществляться предусмотренная им индексация.

Конституционный Суд РФ отметил, в частности, следующее.

На сегодняшний день возможность использования индекса потребительских цен в качестве критерия индексации, ранее предусмотренная Законом РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР», отсутствует, поскольку данный закон утратил силу с 1 января 2005 года. При этом суды не приняли во внимание, что индекс потребительских цен, являющийся одним из важнейших показателей, характеризующих инфляционные процессы в стране, и используемый, в частности, в целях разрешения отдельных правовых споров (раздел II приказа Федеральной службы государственной статистики от 30 декабря 2014 года № 734, которым утверждена Официальная статистическая методология организации статистического наблюдения за потребительскими ценами на товары и услуги и расчета индексов потребительских цен; аналогичные положения содержались в ранее действовавшем постановлении Федеральной службы государственной статистики от 30 декабря 2005 года № 110, утвердившем Методологические положения по наблюдению за потребительскими ценами на товары и услуги и расчету индексов потребительских цен), широко применялся в целях восстановления покупательной способности взысканных судом сумм и после 1 января 2005 года и что правомерность такой практики неоднократно подтверждалась Верховным Судом РФ (пункт 17 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2009 года, утвержденного Постановлением его Президиума от 3 июня 2009 года; определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 марта 2008 года № 74-Г08-11 и от 29 декабря 2009 года № 80-Г09-9).

Сформировавшаяся же в настоящее время судебная практика свидетельствует о том, что при отсутствии урегулированного механизма индексации присужденных денежных средств действие части первой статьи 208 ГПК РФ, по сути, блокируется, что позволяет судам, ссылаясь на пробел в правовом регулировании, отказывать в индексации, уклоняясь при этом от исследования вопроса о наличии применимых ее критериев. Между тем Конституционный Суд РФ неоднократно обращал внимание судов на то, что при рассмотрении конкретных дел они обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а отсутствие необходимого правового механизма не может приостанавливать реализацию вытекающих из Конституции РФ прав и законных интересов граждан.

Подход, при котором невозможность индексации взысканных судом денежных сумм, предусмотренной частью первой статьи 208 ГПК РФ, обосновывается отсутствием в действующем правовом регулировании критериев такой индексации (притом что суды, отклоняя возможность применения индекса потребительских цен в качестве критерия индексации, не предлагают альтернативные механизмы, использование которых позволило бы восстановить покупательную способность присужденных сумм), противоречит правовым позициям Конституционного Суда РФ и приводит к тому, что право на судебную защиту, гарантированное каждому Конституцией РФ, оказывается существенно ущемленным.

В этой связи Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на установление возможных критериев осуществления предусмотренной частью первой статьи 208 ГПК РФ индексации взысканных судом денежных сумм.

Впредь до внесения в действующее правовое регулирование изменений, вытекающих из настоящего Постановления, судам в целях реализации части первой статьи 208 ГПК РФ надлежит использовать в качестве критерия осуществления предусмотренной ею индексации утверждаемый Федеральной службой государственной статистики (Росстатом) индекс потребительских цен, являющийся официальной статистической информацией, характеризующей инфляционные процессы в стране и публикуемой на официальном сайте Росстата в сети Интернет (разделы I и II приказа Росстата от 30 декабря 2014 года № 734).

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Версия Проф

Верховный Суд РФ признал неправомерными отдельные положения правил выплаты пособий и компенсаций сотруднику таможенного органа

Решение Верховного Суда РФ от 14.06.2018 № АКПИ18-380

Согласно пункту 21 Правил выплаты единовременных пособий, ежемесячной денежной компенсации и порядка выплаты сумм возмещения имущественного ущерба сотруднику таможенного органа Российской Федерации в связи с выполнением служебных обязанностей (далее − Правила) для рассмотрения вопроса о назначении и выплате ежемесячной денежной компенсации при установлении гражданину Российской Федерации, уволенному со службы в таможенных органах, инвалидности вследствие военной травмы, полученной в связи с выполнением своих служебных обязанностей и исключившей возможность дальнейшего прохождения службы в таможенных органах, представляются: а) заявление о выплате ежемесячной денежной компенсации; б) копия акта служебного расследования; в) копии соответствующих приговоров, решений, определений и постановлений судов, следственных органов и органов предварительного расследования об установлении виновных лиц; г) копия приказа об увольнении со службы в таможенных органах по болезни на основании заключения ВВК о негодности сотрудника к службе в таможенных органах; д) копия справки, подтверждающей факт установления инвалидности, с указанием группы, срока инвалидности и причины инвалидности в формулировке «военная травма», выданной федеральным государственным учреждением медико-социальной экспертизы; е) копия заключения ВВК о категории годности сотрудника к службе в формулировке «Д − не годен к службе в таможенных органах» в связи с установлением причинной связи увечья, иного повреждения здоровья в формулировке «военная травма».

Верховный Суд РФ, в частности, указал, что, определяя порядок прохождения службы в таможенных органах, Федеральный закон «О службе в таможенных органах Российской Федерации» в пункте 2 статьи 48 предусматривает основания для увольнения сотрудника таможенного органа со службы, в том числе по состоянию здоровья на основании заключения врачебной комиссии об ограниченной годности указанного сотрудника к службе в таможенных органах (подпункт 8); по болезни на основании заключения врачебной комиссии о негодности указанного сотрудника к службе в таможенных органах (подпункт 9).

Законодатель определил условия выплаты данной ежемесячной денежной компенсации сотрудникам, признанным инвалидами вследствие военной травмы, в зависимости от группы инвалидности, закрепив в части 5 статьи 12 Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 1 мая 2016 г. № 125-ФЗ «О внесении изменения в статью 12 Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»), что размер ежемесячной денежной компенсации исчисляется исходя из размера оклада месячного денежного содержания и размера ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет), принимаемых для исчисления пенсий, с применением следующих коэффициентов: 1) в отношении инвалида I группы − 1; 2) в отношении инвалида II группы − 0,5; 3) в отношении инвалида III группы − 0,3.

Таким образом, предусмотренные подпунктом «г» пункта 21 Правил требование о представлении копии приказа об увольнении со службы в таможенных органах по болезни на основании заключения ВВК о негодности сотрудника к службе в таможенных органах и подпунктом «е» пункта 21 Правил требование о представлении копии заключения ВВК о категории годности сотрудника к службе в формулировке «Д − не годен к службе в таможенных органах» ограничивают права сотрудников таможенных органов на получение гарантий и компенсаций, установленных законодательством Российской Федерации, и являются неправомерными. Учитывая, что в раздел IV Правил, определяющий перечень документов, необходимых для рассмотрения вопроса о выплатах, изменения были внесены приказом ФТС России от 26 июля 2016 г., с этой даты оспариваемые положения нормативного правового акта подлежат признанию недействующими.

На основании изложенного Верховный Суд РФ признал недействующими с 26 июля 2016 г. подпункт «г» в части, не предусматривающей представление копии приказа об увольнении из таможенных органов по состоянию здоровья на основании заключения ВВК об ограниченной годности сотрудника к службе в таможенных органах, подпункт «е» в части, не предусматривающей представление копии заключения ВВК о категории годности сотрудника к службе в формулировке «В−- ограниченно годен к службе в таможенных органах», пункта 21 Правил выплаты единовременных пособий, ежемесячной денежной компенсации и порядка выплаты сумм возмещения имущественного ущерба сотруднику таможенного органа Российской Федерации в связи с выполнением служебных обязанностей, утвержденных приказом Федеральной таможенной службы от 6 августа 2013 г. № 1452.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Версия Проф

Обзор подготовлен:
Демидкиной Е.С., юристом-консультантом консультационно-правового отдела
ООО «Ю-Софт Консалт Плюс», юристом с многолетним опытом работы.

Остальные новости читайте в спецвыпуске для судей июль 2018

© Единый центр правовой поддержки «Ю-Софт» Помощь по сайту
Центр контроля качества