logo
Ю-Софт. Всегда с Вами

РАБОТАЕМ С 1993 ГОДА

Горячая линия

(495) 956-08-80

Индивидуальный обзор законодательства — Июль 2018 г.

Если у Вас установлен КонсультантПлюс, из предварительного обзора Вы можете сразу перейти в Систему. Если КонсультантПлюс отсутствует, то Вы можете заказать полную версию документа прямо сейчас

Заказать

скачать спецвыпуск для судей июль 2018

Выпуск подготовлен специалистами Единого центра правовой поддержки «Ю-Софт» и содержит наиболее важные документы, на которые рекомендуем обратить внимание.

Важные изменения в законодательстве. Важные постановления КС и ВС РФ.

Декриминализация деяния при одновременном закреплении тождественного состава административного правонарушения не может рассматриваться как установление нового противоправного деяния, не наказуемого ранее

Постановление Конституционного суда РФ от 14.06.2018 № 23-П

Конституционный Суд РФ признал часть 1 статьи 1.7 КоАП РФ во взаимосвязи с пунктом 4 статьи 1 Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и пунктом 4 статьи 1 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» не противоречащими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу содержащиеся в них положения позволяют привлекать к административной ответственности лиц, в действиях которых будет установлен состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.1.1 КоАП РФ, если событие соответствующего правонарушения имело место до вступления данной статьи в силу.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее:

  • в Уголовный кодекс Российской Федерации внесен ряд изменений, в том числе изложена в новой редакции статья 116 «Побои» (пункт 4) и введена статья 116.1 «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию» (пункт 5). Эти изменения вступили в силу с 15 июля 2016 года.
  • Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях дополнен статьей 6.1.1 «Побои».

Частичная декриминализация с 15 июля 2016 года такого общественно опасного деяния, как побои, осуществленная на основании Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» (пункт 4 статьи 1), сопровождалась синхронным (с той же даты) дополнением Кодекса РФ об административных правонарушениях статьей 6.1.1, предусматривающей административную ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. При этом была сохранена криминализация впервые совершенных деяний, выразившихся в побоях или иных насильственных действиях, причинивших физическую боль, но не повлекших легкого вреда здоровью, − при наличии указанных в статье 116 УК РФ криминообразующих признаков (которыми в настоящее время признаются такие мотивы совершения деяния, как хулиганские побуждения, политическая, идеологическая, расовая, национальная или религиозная ненависть или вражда, ненависть или вражда в отношении какой-либо социальной группы).

Соответственно если ответственность за деяние смягчена, но не устранена, а само деяние получило другую отраслевую юридическую квалификацию, то его декриминализация при одновременном закреплении тождественного состава административного правонарушения не может рассматриваться как установление нового противоправного деяния, не наказуемого ранее. Такая декриминализация представляет собой смягчение публично-правовой ответственности за совершение соответствующего правонарушения, проявляющееся во введении менее строгих − по сравнению с уголовными − административных санкций, меньшее по степени − по сравнению с уголовно-правовым институтом судимости − ограничение прав при применении мер административной ответственности.

Отмена законом уголовной ответственности за определенное деяние с одновременным его переводом под действие Кодекса РФ об административных правонарушениях свидетельствует о том, что федеральный законодатель продолжает рассматривать данное деяние как правонарушающее, однако по-иному оценивает характер его общественной опасности. Применительно к вопросу о введении административной ответственности за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, на основании вступившей в силу с 15 июля 2016 года статьи 6.1.1 КоАП РФ это означает не исключение, а смягчение публично-правовой ответственности, что, следовательно, в силу вытекающих из конституционных принципов справедливости и равенства требований неотвратимости ответственности за совершенное правонарушение, а также определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в общей системе правового регулирования предполагает привлечение лиц, совершивших такие действия, хотя и до указанной даты, к административной ответственности.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Версия Проф

Страхователь, не осуществивший обязательное государственное страхование, при наступлении страхового случая несет ответственность перед выгодоприобретателем на тех же условиях, на каких должна быть выплачена страховая сумма при надлежащем страховании

Постановление Конституционного суда РФ от 18.06.2018 № 24-П

Конституционный Суд РФ признал пункт 1 статьи 7 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации»:

  • соответствующим Конституции РФ − в той мере, в какой им предусматриваются дополнительные гарантии выплаты сумм в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц, в случае ненадлежащего исполнения страхователем обязанностей по обязательному государственному страхованию на основании названного Федерального закона;
  • не соответствующим Конституции РФ − в той мере, в какой содержащееся в нем положение допускает отказ выгодоприобретателю, представившему в страховую организацию, уполномоченную, по имеющейся у него (сообщенной ему страхователем) информации, на осуществление страховой выплаты, а при отсутствии такой информации − страхователю необходимые для принятия решения об этой выплате документы, в выплате неустойки за необоснованную задержку выплаты суммы в возмещение вреда, причиненного его жизни или здоровью, при наступлении страхового случая, предусмотренного названным Федеральным законом, если договор обязательного государственного страхования со страховой организацией своевременно не заключен.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал, что выплата выгодоприобретателю соответствующей суммы при отсутствии заключенного договора обязательного государственного страхования направлена на обеспечение гарантированного законом страхового возмещения, причем в том же размере, в каком страховщик должен был выплатить страховую сумму по своевременно заключенному договору страхования, включая неустойку за ее необоснованную задержку. Такое понимание ответственности перед выгодоприобретателем по договору обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц не расходится с предписаниями статьи 969 ГК РФ, в силу которых обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определенных категорий может осуществляться как на основании договоров страхования, заключаемых страховщиками и страхователями, так и непосредственно на основании законов и иных правовых актов.

Само по себе отсутствие договора страхования не отменяет указанную конституционно-правовую обязанность, а, напротив, предполагает необходимость ее надлежащего исполнения в специально предусмотренном законом порядке, что согласуется со статьей 8 ГК РФ, в силу которой гражданские права и обязанности возникают не только из договоров, но и, в частности, из актов государственных органов, предусмотренных законом в качестве основания возникновения этих прав и обязанностей, вследствие действий или событий, с которыми закон либо иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий. Не отменяется при этом и действие общих гражданско-правовых оснований ответственности за нарушение обязательства, включая вину, с тем условием, что бремя доказывания отсутствия вины несет, по общему правилу, лицо, нарушившее обязательство (пункты 1 и 2 статьи 401 ГК РФ).

Впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего Постановления:

  • пункт 1 статьи 7 названного Федерального закона подлежит применению в истолковании, не допускающем отказ в присуждении и (или) в выплате выгодоприобретателям неустойки за время необоснованной задержки выплаты им сумм в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, если таковая возникла или продолжается вследствие отсутствия на момент наступления страхового случая как основания для обращения за страховой выплатой заключенного договора обязательного государственного страхования после вступления настоящего Постановления в силу;
  • если договор обязательного государственного страхования не был своевременно заключен, период, за который при наступлении страхового случая, предусмотренного названным Федеральным законом, соответствующая неустойка подлежит выплате (с учетом 15-дневного срока, в течение которого должна быть произведена выплата страховой суммы), следует исчислять исходя из момента получения страховщиком, уполномоченным, по имеющейся у выгодоприобретателя информации (полученной им от страхователя), осуществлять страховую выплату, а при отсутствии такой информации − страхователем документов, необходимых для принятия решения о выплате суммы в возмещение вреда;
  • если неисполнение (ненадлежащее исполнение) страхователем предусмотренных пунктом 2 той же статьи обязанностей по информированию лиц, подлежащих обязательному государственному страхованию, о порядке и условиях осуществления обязательного государственного страхования и о страховщиках, а также по поддержанию этой информации в актуальном состоянии повлекло представление выгодоприобретателем необходимых для принятия решения о выплате ему суммы в возмещение вреда документов в страховую организацию, срок действия договора обязательного государственного страхования с которой истек к моменту наступления страхового случая, предусмотренного названным Федеральным законом, период, за который подлежит выплате неустойка (с учетом 15-дневного срока, в течение которого должна быть произведена выплата страховой суммы), следует исчислять исходя из момента получения необходимых для принятия такого решения документов страховой организацией, являющейся, по имеющейся у выгодоприобретателя (сообщенной ему страхователем) информации, страховщиком.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Версия Проф

Верховным Судом РФ даны разъяснения по ряду вопросов, возникающих у судов при конфискации имущества по уголовным делам

Постановление пленума Верховного суда РФ ОТ 14.06.2018 № 17

В целях обеспечения правильного и единообразного применения судами норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих основания и порядок конфискации имущества, Пленум Верховного Суда РФ обращает внимание судов, в частности, на следующее:

  • деньги, ценности и иное имущество, а также доходы от него подлежат конфискации на основании пунктов «а» и «б» части 1 статьи 104.1 УК РФ, если они получены в результате совершения только тех преступлений, которые указаны в данных нормах, или явились предметом незаконного перемещения через таможенную границу либо через Государственную границу РФ, ответственность за которое установлена статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 УК РФ. Кроме того, согласно пункту «в» части 1 статьи 104.1 УК РФ подлежат конфискации деньги, ценности и иное имущество, используемые для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) либо предназначенные для этих целей. Вместе с тем орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому (пункт «г» части 1 статьи 104.1 УК РФ), могут быть конфискованы судом по делам о преступлениях, перечень которых законом не ограничен;
  • исходя из положений пункта «с» статьи 1 Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма от 16 мая 2005 года, пункта 8 части 1 статьи 73, части 3 статьи 115 и пункта 10.1 части 1 статьи 299 УПК РФ к орудиям, оборудованию или иным средствам совершения преступления следует относить предметы, которые использовались либо были предназначены для использования при совершении преступного деяния или для достижения преступного результата (например, автомобиль, оборудованный специальным хранилищем для сокрытия товаров при незаконном перемещении их через таможенную границу или Государственную границу РФ; эхолоты и навигаторы при незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов; копировальные аппараты и иная оргтехника, использованные для изготовления поддельных документов). При решении вопроса о конфискации орудий, оборудования или иных средств совершения преступления на основании пункта «г» части 1 статьи 104.1 УК РФ суду необходимо установить факт того, что такое имущество находится в собственности обвиняемого;
  • по уголовным делам о преступлениях террористической и экстремистской направленности конфискации подлежит любое имущество, принадлежащее обвиняемому, являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления. К такому имуществу могут относиться сотовые телефоны, персональные компьютеры, иные электронные средства связи и коммуникации, которые использовались им, в частности: для размещения в средствах массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетях текстовых, аудио-, видео- и других материалов, содержащих публичное оправдание терроризма и (или) призывы к террористической деятельности; для непосредственной подготовки к террористической деятельности (обучения в целях осуществления террористической деятельности; пропаганды и распространения запрещенной литературы террористической и экстремистской направленности и т.п.). Деньги, ценности и иное имущество, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), подлежат конфискации на основании пункта «в» части 1 статьи 104.1 УК РФ независимо от их принадлежности;
  • в силу положений статьи 104.3 УК РФ при решении вопроса о конфискации имущества в первую очередь должен быть решен вопрос о возмещении вреда, причиненного законному владельцу, в том числе за счет имущества, подлежащего конфискации;
  • в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, постановленного в общем порядке, следует приводить доказательства того, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), а также обоснование решения о конфискации имущества (пункты 4.1 и 5 статьи 307 УПК РФ);
  • не является конфискацией имущества передача в соответствующие учреждения или уничтожение по решению суда приобщенных к уголовному делу в качестве вещественных доказательств предметов, которые хотя и относятся к имуществу, указанному в пунктах «а»-«г» части 1 статьи 104.1 УК РФ, или доходам от него, но запрещены к обращению либо изъяты из незаконного оборота. В таких случаях суд принимает решение не о конфискации, а о передаче в соответствующие учреждения или об уничтожении предметов, запрещенных к обращению, на основании пункта 2 части 3 статьи 81 УПК РФ либо об уничтожении изъятых из незаконного оборота товаров легкой промышленности на основании пункта 2.1 части 3 статьи 81 УПК РФ.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Версия Проф

Верховный Суд РФ обобщил практику рассмотрения в 2017 году судами дел о международном усыновлении (удочерении)

Обзор практики рассмотрения в 2017 году судами дел о международном усыновлении (удочерении) детей

Верховным Судом РФ указывается, что судам при решении вопроса о передаче ребенка в иностранную семью необходимо проверять, какие меры были приняты органами опеки и попечительства, региональным и федеральным операторами по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи родственников детей, если таковые имелись, а также в семьи граждан Российской Федерации, кому и когда из российских граждан предлагалось взять ребенка на воспитание в свою семью (на усыновление, под опеку (попечительство), в приемную семью), с какого времени сведения о ребенке находятся в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и правильно ли были указаны сведения о ребенке (о его возрасте, состоянии здоровья). Верховный Суд также отметил, что заявление об усыновлении ребенка, имеющего братьев и сестер, удовлетворяется судом только в случае, если суд приходит к выводу о том, что разлучение усыновляемого ребенка с братьями и сестрами отвечает интересам ребенка.

При решении вопроса о международном усыновлении судам, в частности, необходимо исследовать финансовое и материальное положение усыновителей, их жилищные условия, проверить обстоятельства, связанные с наличием у них судимости, выяснять, как они характеризуются по месту их жительства, не лишались ли они родительских прав, не отстранялись ли от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнение возложенных на них обязанностей, не прерывали ли ранее процесса усыновления в связи с добровольным отказом от усыновления. В целях соблюдения интересов усыновляемых детей судам необходимо выяснять, какие условия будут созданы усыновителями для гармоничного развития ребенка, и учитывать рекомендации, данные усыновителям в отношении возраста и состояния здоровья усыновляемого ребенка, содержащиеся в заключениях компетентного органа иностранного государства, в социально-психологических отчетах по результатам обследования условий жизни кандидатов в усыновители, а также в решениях иностранных судов.

При наличии у ребенка тех или иных заболеваний суду по каждому делу о международном усыновлении необходимо исследовать вопрос о том, готовы ли заявители усыновить ребенка с имеющимися у него заболеваниями, в том числе и в случаях, когда состояние здоровья усыновляемого ребенка отвечает рекомендациям, которые были даны усыновителям.

При рассмотрении всех заявлений об усыновлении судам необходимо выяснять вопрос о продолжительности общения кандидатов в усыновители с усыновляемыми детьми, а также об установлении психологического (эмоционального) контакта между усыновляемым и заявителями. Решение об удовлетворении заявления об усыновлении должно приниматься судом в тех случаях, когда суд приходит к выводу о том, что период общения усыновителей с ребенком был достаточным по времени и между ребенком и усыновителями установлен психологический контакт.

При рассмотрении дел о международном усыновлении в тех случаях, когда заявители ранее усыновляли детей (в том числе и граждан Российской Федерации), судам необходимо исследовать обстоятельства, касающиеся вопроса о том, насколько успешно такие кандидаты в усыновители справляются со своими родительскими обязанностями в отношении усыновленных детей. При наличии оснований полагать, что заявители не готовы к усыновлению выбранного ими ребенка, а также при наличии отрицательного заключения органа опеки и попечительства относительно обоснованности усыновления и его соответствия интересам усыновляемого ребенка, принимается решение об отказе в усыновлении.

Документ размещен в Системе: СПС КонсультантПлюс: Версия Проф

Обзор подготовлен:
Демидкиной Е.С., юристом-консультантом консультационно-правового отдела
ООО «Ю-Софт Консалт Плюс», юристом с многолетним опытом работы.

Остальные новости читайте в спецвыпуске для судей июль 2018

© Единый центр правовой поддержки «Ю-Софт» Помощь по сайту
Центр контроля качества